Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Для чего?

Прежде мы много говорили о всяких разных соборах... А для чего нужны они, эти соборы? Спорить о вере? Щас! Где-то оно, может быть и так, но не у нас – с точки зрения свт. Геннадия Новгородского (1410–1505), по крайней мере.

«Люди у нас просты, - писал он, - не умеют по обычным книгам говорить, так лучше о вере никаких речей не плодить, только для того и собор учинить, чтобы еретиков казнить, жечь и вешать. Они, еретики, взяли у меня было покаяние и эпитимию, а потом убежали: надобно их пытать накрепко, чтоб дознаться, кого они прельстили, чтобы искоренить их совсем и отрасли их не оставить».

В общем, что немцам хорошо, то русским смерть. Тут как и с демократией, видать: соборы в частности и церковное право в целом – они ведь суть элемент права и правового сознания общества вообще. Могут ли быть соборы в обществе, в котором отсутствует всякая наука и культура спора вообще? И у немцев оно, кстати, тоже по-разному было…

«Уликами для еретиков должны были служить показания, отобранные Геннадием под пыткою у тех, которых прежде выслали к нему из Москвы…»

Свт. Геннадий, настаивая на казни еретиков, писал в 1490 году московскому митрополиту Зосиме: «Смотри, франки по своей вере какую крепость держат! Сказывал мне при проезде через Новгород посол цесарский про шпанского короля, как он свою землю очистил, и я с тех речей и список тебе послал». Геннадий советовал митрополиту Зосиме поставить деятельность «шпанского короля» Фердинанда и испанских инквизиторов в пример Ивану III. После осуждения и анафемы им на Поместном соборе 1490, еретиков били кнутом, а затем отослали к новгородскому епископу. Геннадий устроил еретикам позорный въезд в Новгород.

«…Еретики упорно отпирались от обвинений, а в том, в чем нельзя было отпереться, каялись и просили прощения. Собор лишил их духовного сана, предал проклятию и осудил на заточение. Некоторых из них - неизвестно кого именно, но, вероятно, тех, которые были из Новгорода, - отправили к Геннадию в Новгород. Архиепископ приказал встретить их за 40 верст от города, надеть на них вывороченную одежду, посадить на вьючных лошадей лицом к хвосту, в берестовых шлемах с мочальными кистями, в соломенных венцах с надписью: "Се есть сатанино воинство". В таком виде ввезли их в город. Со связанными руками, они сидели, обращенные лицом на запад, по выражению Иосифа Волоцкого, смотря в ту сторону, где их ожидал вечный огонь. Владыка велел народу плевать на них, ругаться над ними и кричать: "Вот враги Божии, хулители христианские!" После такого обряда на головах их зажжены были берестовые шлемы. (...) Геннадий (…) доказывал, что не только следует всеми возможными средствами отыскивать еретиков, но даже не верить их покаянию, когда оно приносится поневоле обличенными в ереси. Геннадий требовал, чтобы их жгли и вешали. Тогда вопрос о том, как относиться к еретикам, занимал умы. Геннадий придавал ему огромную важность и для противодействия своим противникам нашел себе деятельного и энергического товарища в игумене Волоколамского монастыря Иосифе…» (Н.И. Костомаров. «Русская история в жизнеописаниях ее главных деятелей столетия»).



А митрополит Московский Зосима однажды положил свой митрополичий омофор на престол кафедрального осбора и уехал нафигЪ в монастырь – сначала в один, потом в другой… Летописцы говорят, что все это из-за того, что он «непомерно держался пития и не радел о церкви Божией». Но кто знает! Как-то брат наш Сергей Худиев писал, что, возможно, бывают такие времена, когда спасаются только те, кто репостил котиков. Может, и тогда было что-то подобное: пьянство – наименьшее из зол?

И, все же, я оптимист! Если Господь терпит, то не иначе, как во благо. Если бы времена шли только к худшему, то они давно прекратились бы. А они идут же! Аллилуйя!
Доказательство: То, что мог позволить себе сказать о соборах (и не только о них) святой Геннадий, сегодня не может позволить себе сказать последний спившийся дегенерат.
Мораль: Наши потомки будут лучше нас.
Условие: Если они будут.

Мне чужого не нужно

Скучные попытки переписывания истории Жировицкого монастыря униатами… Дескать, до базилиан в Жировчичах не было никакого монастыря, «мы все себе присвоили и переняли» Это желание со стороны униатов показать, что до унии на белорусских землях ничего не было, понятно, но оно ошибочно и по форме, и по сути.



1. Сами униаты и католики признают тот факт, что оба явления чудотворного образа состоялись до возникновения унии, и до появления здесь базилиан (1470 и 1520 годы соответсвенно, среди историков есть разброс дат, не принципиальный для нас в данном случае). У самих униатов не было никакой проблемы в осмыслении своей преемственности от православных и, стало быть, своего права на «наследование» святынь от православных предков. Униаты противопоставляли себя не-униатам «по горизонтали» времени, но они не отделяли себя от православного наследия в прошлом, считая его своим, и потому им не нужно было придумывать новую историю (ну почти).

2. Попытка доказать извечное униатство Жирович ценой готовности согласиться с утверждением, что явление Иконы – расхожий в Европе фольклор, для меня выглядит сомнительной с точки зрения морали (оставим историю историкам): т.е., де-факто, наш униатский брат просто превращает спор о Жировчиах в неприкрытый спор о недвижимости. Дескать, это униаты просто придумали красивую легенду, которой не было до них, а раз выдумка легенды принадлежит им, то и монастырь - это «экономический католический проект». Видимо, я лучшего мнения об униатах, чем некоторые униаты...

3. Действительно, сюжет явления иконы Божией Матери на дереве – не исключительный сюжет в истории явления икон Девы Марии. Мы можем сказать, что все сюжеты явлений всех икон мы можем проклассифицировать по нескольким основным сценариям (как и все виды взаимодействий, в которые способен вступать человек). Я не готов к академическим обобщениям, но навскидку их будет 7-10, не больше. Более того, что касается иконы Матери Божией на Дубе и подобных, то этот тип икон, стал популярен именно с XVIII в., когда слава Жировичской иконы возросла в связи с открытием в римской базилианской резиденции репродукции иконы и случившихся потом чудес. Тогда же была выполнена её живописная копия, получившая название «Мадонна дель Пасколо» (пасколо – житница, по-видимому интерпретация топонима Жировичи) и послана в Жировичи. Ее оригинал не сохранился, но он хорошо известен по «униатским» репродукциям. http://www.pravenc.ru/text/182309.html

4. То, что книга чудес от иконы, начатая униатами, появляется только после того, как там появляются униатский монастырь, не представляет собой… никакой сенсации. Было бы сенсацией, если бы эта униатская летопись появилась раньше, чем униаты. Действительно, это факт, что религиозная (и не только) история нашего края становится более прозрачной в униатское время, но это, прежде всего, связано именно с тем, что это время более близкое к нам, чем время, предшествующее униатскому периоду. По языческому периоду у нас еще меньше сведений. Ну и, разумеется, нет смысла отрицать и реальный вклад униатов в экономическое развитие «темы Жирович» - он действительно огромен.

5. По-видимому, у нас нет оснований утверждать, что на следующий день после явления Чудотворного Образа там появился монастырь. Но совершенно бесспорно, что именно явление Иконы послужило началом зарождения центра белорусской духовной жизни, о чем имеются соответствующие свидетельства – письменные. Солтан лично заказывает написание богослужебных и святоотеческих книг для Жирович (1471-1488 годы!). Первоначально в Жировчих был построен православных храм – в честь Успения Богородицы. При нем было построено несколько строений разного назначения. Первое упоминание о существовании Жировичского монастыря в источнике повествовательного характера мы встречаем в латиноязычном труде католического (!) польско-литовского историка и богослова Войцеха Кояловича «Miscellanea rerum ad statum Ecclesiasticum in magno Litvaniae ducatu pertinentium», который вышел в 1650 г. в Вильно. В разделе, посвященном Жировичской иконе Божией Матери, говорится, что в известном пожаре «МОНАСТЫРЬ тот весь с храмом был уничтожен огнем» (цит. по протод. П.Бубнов. «Милости Источник. Жировичская чудотворная икона Божией Матери и Жировичская Успенская обитель в 1470-1618 гг». – Жировичи, Издательство МинДС, 2020 - с.51).

6. И давайте не передергивать: мы отмечаем собственно 500-летие не Жировического монастыря, а именно второго явления Образа в 1520 году (550-летия – перового соответственно, потому что согласно свидетельствам оно состоялось через 50 лет после первого)! Сами жировичские базилиане разделяли именно такое осмысление: история святости этого места начинается задолго до появления их ордена, они сами начали отсчет не со времени своего присутствия в этом месте – они на чистом глазу продолжили этот отсчет.

7. Автор ломится в открытые двери. Мы отказываемся от заблуждений наших предков, но мы не отказываемся от своих предков, кем бы они ни были: язычниками, униатами, безбожниками, еще кем-то. Мы не отказываемся от их культурных достижений и, наоборот, смиренно несем на себе и груз последствий их ошибок. Однажды наши отцы изменяют Православию: целые общины уходят в унию (не будем об обстоятельствах). Но потом эти же общины возвращаются в Православие (не будем об обстоятельствах).
Даже если там и не было монастыря (зайдем от противного), то там был храм (и судя по имущественным спорам ОЧЕНЬ немаленький и небедный), там была община - православная. Например, в Ракове, в котором я служу, как и в Жировичах, до униатов совершенно определенно была православная община, но не было монастыря: он появился и исчез при униатах. Глобальные перестройки были совершены именно униатами. Сами униаты «во время оно» не испарились, не улетели на Марс, не депортировались, вместо них никого вагонами не присылали. Некоторая (сравнительно небольшая) их часть перешла в Католицизм, но подавляющее большинство – в Православие. Если в католицизм уходили подушно, то в Православие возвращались приходами и монастырями. Так было и с Жировичами, и с Раковом. Община ушла - и община вернулась. Мы имеем право на то, что имеем, потому что именно наша община есть та же самая община, которая на определенном этапе своей истории была униатской. Униаты в прошлом – это православные мы сегодня. Не настоящее нынешних униатов, а униатское прошлое – это тоже наше, это МОЁ. Мне чужого не нужно.



Мир вокруг нас

Всех - с днем памяти преподобного Сергия Радонежского!
Когда-то давно простой парень взял и поселился в дремучем непролазном лесу. Спустя годы вокруг него собрались десятки учеников и образовался крупный монастырь, а еще позже - лавра и немаленький такой город...
А вокруг нас почему-то - ничего, кроме мусора: пластикового и ментального. И множество одиночества.

Кстати, вот как выглядела фелонь преподобного:


Что-то среднее между греческим и современным русским аналогом - переходная форма эволюции видов облачений. Латинский орнат тоже эволюционировал к чему-то подобному.

Может, и мне пошить такую же? Будет хоть что-то у меня, как у преподобного Сергия...



И таки да, на фото  - не я. Просто образец новосшитой фелони по лекалам фелони преп. Сергия. Источник заимстоввания указан в тексте.




Ключи от другого замка


  • «Иисус говорит ему: встань, возьми постель твою и ходи. И он тотчас выздоровел, и взял постель свою и пошел. Было же это в день субботний. Посему Иудеи говорили исцеленному: сегодня суббота; не должно тебе брать постели. Он отвечал им: Кто меня исцелил, Тот мне сказал: возьми постель твою и ходи. Его спросили: кто Тот Человек, Который сказал тебе: возьми постель твою и ходи? Исцеленный же не знал, кто Он, ибо Иисус скрылся в народе, бывшем на том месте. (Иоан.5:8-13)



Важно понимать, что в этом диалоге исцеленный не перекладывает в страхе ответственность в нарушении субботы на Иисуса (типа, «а чё я? Я ничего – это Он мне сказал, а я сделал!»). Напротив, исцелённый не без некоторой дерзости смело осаждает обличителей: «Тот, кто смог меня исцелить, того я и слушаю! Вы можете, как Он? Тогда отстаньте!». Вряд ли исцеленный не предполагал, что его осудят и упрекнут, но он все равно несет свою постель, как крест, вслед заповеди Господней и как знамя обличения для окружающих его учителей жизни.
Встречный вопрос иудеев о том, «кто тот человек» нужно понимать не только в контексте установления личности подстрекателя нарушения покоя седьмого дня (судьи наверняка знали, о ком речь, или без труда могли установить это иным образом, поскольку свидетелей было много). Этот вопрос еще представлял собой риторическое утверждение о том, что «Иисус, несмотря ни на что – никто, чтобы нарушать субботу самому и учить так поступать других, а они, обличители, – стало быть, «фсё», единственно знающее, как эту субботу нужно соблюдать всем вокруг. Они всё знают о религии, поскольку они о ней много читали, а то исцеление, что произошло, является чем-то неправильным. Если вообще чем-то является...

У меня нет чудес, потому что я грешный, и мне не хватает веры. У других чудес тоже не может быть. Почему? Я ж сказал, потому что я грешный, и мне не хватает веры. При чем здесь я? А как я могу быть не при чем! Вера других? Откуда! Если ее нет у меня… Сами безрадостны, так ещё нужно и жизнь другим отравить. Собаки на сене: сами не едят, и другим не дают. Иудеи на пороге рая: сами не входят, и других не пускают.

«Если факты противоречат моей теории, тем хуже для фактов» — эта максима приписывается Гегелю, но, по-видимому, она была в известности уже во времена евангельских событий. А многие из нас сегодня и Гегеля не знают, но неосознанно придерживаются некоторых приписываемых ему максим.
«Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что даете десятину с мяты, аниса и тмина, и оставили важнейшее в законе: суд, милость и веру; сие надлежало делать, и того не оставлять» (Мф.23:23). Нет, и субботу надо было соблюдать, конечно! Но она есть лжеупокоение, а не суббота, если вы утратили справедливость, милосердие и… собственно веру, а совсем перечисленным — и чувство реальности, вне которого религия немногое значит. Как ключи от другого замка...

Гроза

Удивительно. Иногда, выходя из подъезда своего дома, расположенного совсем не на побережье моря, я слышу отчаянный крик чаек. На какое-то мгновение, если закрыть глаза,  может даже показаться, что я нахожусь где-то далеко от Минска: в Италии или Франции, в каком-то порту или на каком-то пляже...



Городские чайки. Говорят, что они питаются на свалках и мусорках. Интересно, а не разучились ли они еще ловить рыбу? Что их держит в городе? Не им ли, пернатым и свободным, жить в самом лучшем и прекрасном для своего вида месте? Ни виз тебе, ни разрешений от ОВЦС – лети и плюй на всё свысока.

Белорусам очень не хватает моря. И вообще, неимение выхода к морю – признак исторической неудачности. Не единственный.
Но и наличие морской границы само по себе тоже ничего не значит. У Мадагаскара ее хоть завались…

Некоторыми годами количество солнечных дней в Беларуси равняется двадцати и никогда не превышает тридцати пяти...

-- Мальчик, ты откуда?
-- З Беларуси!
-- А чего такой бледный? У вас там что солнца нет?
-- Ёсть. Проста я ў гэты дзень балеў.

А еще нам гор не хватает. И лесов. И болот тоже. Партизанить уже негде, если не дай Бог чё. Да и некому.
И вообще, есть ли вообще хоть что-нибудь, чего бы нам хватало?

О сущих в море далече

«О плавающих, путешествующих, недугующих, страждущих, плененных, и о спасении их, Господу помолимся»... С одной стороны, речь идет просто о молитве за отсутствующих, а с другой – вполне может показаться, что для архаичного мышления, в границах которого формировалось богослужение, путешествие понимается как неблагоприятное состояние. Конечно, как тогда, так и сейчас человек, пребывающий в пути, находится в достаточно уязвимом положении, которое должно быть особой темой для молитвенной обеспокоенности, но здесь нужно видеть нечто большее: благо – это не только, когда ты жив, здоров, свободен и у тебя все дома, но и когда ты сам находишься дома и молишься со своей общиной...

А я люблю путешествовать. Ну а чё? Вот, свт. Лука Войно-Ясинецкий говорит: «Я полюбил страдание». А я – путешествие. Правда, чтобы не так предаваться уязвимостям сего неблагоприятия, я беру с собой некоторую часть общины и друзей. Надо еще купить дом на колесах, чтоб не так далеко отходить от дома )))

Как писал Иван Бунин, «Человека делают счастливым три вещи: любовь, интересная работа и возможность путешествовать». Ну, любовь и работа суть известные причины страдальчества. А если еще и путешествия пополняют семантический ряд недугов, болезней и неволи, то становится понятным, что счастье доступно только для истонченных мазохистов...

А не так давно мы небольшой группкой в составе 34 человек отправились в паломническое путешествие по святым и просто красивым местам Будапешта, Милана, Барселоны, Толедо, Мадрида, Тулузы, Турина, Вены… Со мной был и о. Александр Кухта (тот самый батюшка, который «за все отвечает»)
Развиртуализировался с orthodoxspain, с которым разделил Хлеб Святой Евхаристии в замечательном мадридском храме Марии Магдалины.


Так у меня и прошла вторая часть отпуска. Первая, правда, тоже прошла в странствиях и скитаниях по "бездуховной Европе". В этом году наш приход также организовал два паломничества: одно – в Дивеево, другое – в Оптину. Летайте самолетами Раков-Airlines!

С Рождеством Христовым и с Новым годом!

---------------------
Фото - о. Александр Кухта. Кликабельно!

Вот же ж

Различные белорусофобские ресурсы наперебой и по кругу цитируют друг друга о «ползучей белорусизации», об «ужасах» расширения сферы использования белорусского языка, о том, как «нацисты» вероломно меняют указатели на улицах и трассах на белорусские, о том, как – о, нееееееет! – белорусские власти все больше уделяют внимания национальной культуре, и о том, как на полках белорусских магазинов появляется все больше товаров с национальной символикой… А-а-а-а-а-а!!!!!
Представляете, находятся даже такие провокаторы, которые пытаются что-то лепетать об «ущемлениях» русского языка...

А тут еще и на встрече поляков Бреста заявили, что «в костелах слишком много белорусского языка»…Вот же ж! Нет, католики, конечно, в праве сами решать, чего и сколько нужно в костелах, но...

Беда, сябры! Для одних мы остались «Северо-Западным краем», а для других -- «Кресами Всходними».
Но! «Мы, беларусы - мірныя людзі... Вечна жыві і квітней, Беларусь!».


на иллюстрации: "Комсомольская Правда в Беларуси" https://www.kp.by/daily/26194/3082238/
--------------------
Для справки: по данным переписи населения Беларуси 2009 года, родным белорусский язык считает 53,22 % населения, в то время как по результатам предыдущей переписи 1999 года белорусский язык считали своим родным 73,6 % жителей страны. В конце 1990-х отмечено сокращение тиража белорусских изданий (за 1998—1999 год на 27,8 %). За 2000-13 годы число ежегодно издаваемых книг и брошюр на белорусском языке в абсолютном выражении выросло с 761 до 1153 (в относительном — с 9,9 % до 10,08 %), а их совокупный тираж уменьшился с 5,9 до 3,9 млн экземпляров (в относительном выражении — вырос с 9,58 % до 12,42 %). Число журналов и прочих периодических изданий на белорусском языке за этот же период увеличилось с 111 до 133, сократившись с 31,36 % до 14,44 % от общего их числа. Их годовой тираж сократился с 4,3 до 2,4 млн экземпляров, а их доля в тираже всех журналов сократилась в 8 раз, с 25,75 % до 3,17 %. Число газет, издаваемых на белорусском языке, сократилось за 2000-13 с 202 до 189 (с 33,11 % до 28,9 % от общего числа газет). Их разовый тираж сократился с 1,8 до 1,2 млн экземпляров, а годовой тираж — с 215,6 до 121,3 млн экземпляров (с 33,93 % до 26,66 %). В 2011 году ряд вузов значительно сократил набор на специальности, связанные с белорусским языком (в частности, в Белорусском государственном педагогическом университете из шести специальностей белорусской филологии были закрыты четыре...
Так что белорусизация у нас не просто ползучая, а ползучая по-пластунски - попробуй заметить!

Вон оно че

"Согласно словам П. Хелье инопланетяне прилетают к нам с разных планет и выглядят по-разному. Похожи на людей «Высокие белые», а есть и множество других – некоторые по внешнему виду ничем не отличаются от людей и спокойно ходят по нашей планете. Пол Хелье утверждает, что двое таких инопланетян переодеваются в форму монашек и активно посещают магазины в Лас-Вегасе"

Речь идет о Поле Хеллье, бывшем министре обороны Канады, на минуточку.

Насчет монашек. Помнится, в 90-ые мода была на издание всякого всякого трэша про "исповеди проституток", а сейчас вот уже только ленивый не пишет откровений про то, "как оно там у них в монастырях". Монахиня, как лирический герой - это модно, гламурно и пафосно (последнй пример, статья написанна каким-то мужиком, и еще).
Надеюсь, что и это пройдет - по разным причинам. В том числе и потому, что в монастырях не окажется хотя бы тех из лишних, кого напугали эти откровения.

Сейчас хорошо

У нас тут свежо. - 28. Моя машинка замерзла и не заводится.
Собака отказывается гулять: выбегает, делает несколько прыжков, потом - несколько шагов на трех лапах попеременно и падает набок.
В приходском доме перемерзла вода. В храме пока -8. Завтра, думаю, будет ок. -15.
Подризник надевается прямо на пальто - вам, городским, не понять.
Сегодня на отпусте держал крест обмотанным в плат - иначе рука отмерзает напрочь.
Многие не пришли на службу. К нам в Раков из Минска в теплое время давольно много приезжает народу. Но не зимой, когда даже местные "улетают на юг". Это одна из причин, по которой я не люблю зиму.
Плюс нехватка солнца - я рыжий и солярнозависимый. Не столько солнце или не просто солнце - мне нужны именно закаты и рассветы. Это не жажда эстетики, нет. Просто без этого у меня наступает депривация чувства взаимосвязи с природой и временем - трудно объяснить.
А еще раздражают танцы с лопатой и скребком вокруг машины. Наверное, нужно заставить себя копить на вебасту.
Но всё это еще Хургада по сравнению с первыми годами моей службы на предыдущем месте - когда у меня не было машины и нужно было добираться на перекладных, когда приходилось ползти по сугробам в храм посреди поля, и когда служба еще не началась, а ты уже окоченел. Когда вино в чаше превращалось в кисель с комками, а стены в алтаре покрывались наледью, когда "часы" читаешь сам или... вообще не читаешь, потому что ну просто никак... И когда на Рождество 8 человек...
Сейчас хорошо. Не мерзните, друзья. Будьте ближе друг к другу.



UPDATE. Сегодня утром в Ракове было -36.

Чужая душа

Подвозил сегодня одну старушку лет 80-ти с лишним… Раков - Минск. Солнышко - весна. Едем, молчим. Вдруг она ни с того ни с сего задумчиво и говорит: «Эх, как бы я сейчас хотела на Камчатку съездить! Посмотреть бы хоть одним глазком, как там живут эти камчадалы…».
Иногда чужая душа – это не потемки, в которых ничего не разобрать, а ослепляющий свет. В нем, правда, тоже ничего не видно...