Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

Пеликан

Недавно был в Гамбурге. Моих спутников очень заинтересовал образ, который мы заприметили на боковых вратах одного из храмов:



Это – пеликан с птенцами. Он, как это ни странно, является аллегорическим символом Христа, и вот почему. По древним легендам, эта птица во время голода и засухи раздирает себе грудь и кормит птенцов своей плотью. А еще она, питаясь ядовитыми гадами, якобы имеет иммунитет против укусов змей. Если змеи кусают их детенышей, у которых еще нет этого иммунитета, то пеликаны наносят себе раны и напояют своей кровью птенцов - словно вакциной.

Разумеется, богословских смысл сей аллегории не зависит от натуралистической достоверности мифологического образа пеликана. Да и не факт, что сегодня пеликаном называют то, что и две тысячи лет назад. Но вот как-то так.

О Мудросте, и Слове Божий, и Сило! Подавай нам истее Тебе причащатися в невечернем дни Царствия Твоего...

Об отношениях

Кукушка сама не высиживает яйца - она их подбрасывает в гнезда других птиц. Странная мамаша, скажете вы. Но и ее птенец вырастает не менее странным. Полюбуйтесь!


Все, как у людей. За кукушку не скажу, но вот такие кукушата мне знакомы лично. И не в одном экземпляре.
Все в природе целесообразно...

Взгляните на птиц

Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их. Вы не гораздо ли лучше их?... Посмотрите на полевые лилии, как они растут: ни трудятся, ни прядут… если же траву полевую, которая сегодня есть, а завтра будет брошена в печь, Бог так одевает, кольми паче вас, маловеры! (Мф.6:28-30)

И еще взгляните на белок - они все лето делают запасы, на волов – они жнут до изнеможения, посмотрите на коней – они пашут до седьмой испарины, на пчел – они собирают с утра до вечера, посмотрите на коров - их доят и доят... Посмотрите, на одуванчик, который пробился сквозь асфальт – несмотря на то, что его все равно растопчат… И Отец наш небесный греет и питает их! Мы, конечно, тоже еще те представители флоры и фауны, но, как минимум, не хуже перечисленных.
Да и упомянутые птицы небесные постоянно пребывают в поиске еды, и полевые лилии – они всегда вырастают там, где не смогли вырасти другие растения с аналогичными требованиями к условиям произрастания…

Просто пищу Господь нам подает не через зонд – ее нужно потрудиться пережевать и усвоить. Беззубые вы мои маловеры.




На иллюстрации: Я и наш второй священник о. Максим. Мы тоже не собираем в житницы, но иногда нас даже можно сфотографировать на земле.

Птицы и лисицы

«Увидев же Иисус вокруг Себя множество народа, велел ученикам отплыть на другую сторону. Тогда один книжник, подойдя, сказал Ему: Учитель! я пойду за Тобою, куда бы Ты ни пошел. И говорит ему Иисус: лисицы имеют норы и птицы небесные - гнезда, а Сын Человеческий не имеет, где приклонить голову…» (Мф.8.19-20)

Видимо, даже Христу было не так просто отделаться от некоторых товарищей. Вот, казалось бы, уплыл на другой берег – ан нет! И тут настигли. Где бы найти такую нору, чтобы тебя никто не доставал? Где бы найти такое гнездо, в котором бы тебя окружали только искренние и любящие тебя люди?

Что уж про себя говорить! «Раб не больше господина своего» (Ин.15.20)

Дятлы небесные

Господь знает, что всем нам нужно есть-пить-одеваться. Без подсказок. А вот спасение нужно не всем. Птицы небесные и лилии полевые не просят еды, но получают. Иногда им везет, кстати, больше, чем людям, но это другая тема. Не сейчас.
Спасение же получают только взыскующие. Да и то – не все.

Желание послужить двум господам – от неверия и нерадения, причем по отношению к двум господам. Попытка отсутствие качества компенсировать количеством. Ставка на две лошади.

Итак, если свет, который в тебе, тьма, то какова же тьма? (Матф.6:23)
Каков Абсолютный Свет – не известно. Грехи не дают увидеть. А кромешную (чтоб не говорить "абсолютную") тьму – не дает увидеть Господь. И можно ли ее видеть? Ведь тьма - отсутсвие возможности видеть. Видимая тьма – это оксюморон.
Если вы что-то видите, и вам это кажется тьмой, то это точно не тьма.Если вам кажется, что «это дальше некуда и это полный конец», то… постарайтесь взять себя в руки. Вам это только кажется. Как выглядит настоящий вселенский трындецъ, армагедон и конец света, вам, по милости Божией, не известно даже на сотую часть. Сотую часть тьмы. Он приходит незаметно.

Вот иногда смотришь на фотографии солнца над горизонтом – и сразу не понять: рассвет это или закат…
Так и в жизни. Для кого как. Сумерки – для одних это рассвет, а для других – закат. Казалось бы, одно и то же состояние, но… есть нюанс динамика. Но пока ты видишь, ты видишь свет...

Снег, Покров и обострение

Пошел снег. Он падает прямо на желтые листья – такие яркие, красивые, еще неуспевшие потемнеть и скорежиться листья. Уже который год ловлю себя на том, что хочу полежать в куче кленовых листьев. Да все никак…
А на днях я с женой видел два журавлиных клина. Две стаи птиц летели прямо над нашей пятиэтажкой с промежутком в несколько минут. Летели и курлыкали. Жена вообще первый раз видела журавлей. Она б и не заметила, если бы я не показал ей.
Трогательно. Когда видишь, как они улетают, то исполняешься таким чувством, как будто тебя бросают, оставляют. Наверное, похожим взглядом провожают спасательный вертолет, который тебя не заметил и удаляется прочь... Нет, пожалуй, это даже не чувство, а послечувствие… его на самом деле сравнить даже сложно с каким бы то ни было другим переживанием…
А еще в такой момент детство вспоминается – даже не знаю почему, ведь я вырос в городе. Даже не само детство, а просто то, что я был маленьким.
Вспоминаются стихи белорусских классиков - мужицкие, лубочные, умиляющие, как рисунки детей. Нет, на ум приходят даже не тексты, а их настроение, а вместе с ним - и признание его как чего-то своего, родного. Родного. Родного…
Елки зеленые, а ведь и я – белорус! Ведь и у меня тоже где-то должна быть Родина! Ну, та, которую, умирая на поле брани, называют Матерью...
Мачеха, а что стало с моей мамой?!

Достаньте платочки

На днях в одной из деревушек моего прихода я увидел такую печальную картину…
Иду в одну сторону – смотрю: аисты сношаются. Здорово! Иду назад – один аист лежит мертвый, а другой кружит в небе. И двое детей-подростков стоят и смотрят. Я грешным делом на них подумал, что, мол, взяли и убили. Но нет, не они. Дети испуганно заверили, что птицу убило током (гнездо на электроопоре). Это произошло только что, сами они не видели, но видела баба имярек, которая пошла в хату.
Я некоторое время наблюдал за овдовевшей птицей. Один пацан куда-то исчез, а второй остался со мной – он тоже переживал.
А потом произошло что-то совсем уж непонятное…
Аист, за нервным полетом которого мы наблюдали, просто взял и, ни с того, ни с сего, свалился с неба. Грудью на землю. Шмяк! Мы подбежали к нему – мёртв. Что это – самоубийство? Или что-нибудь другое? Не знаю.
Итак, к нам уже прилетели аисты. Но не все. А, может, и все, просто в этом году их будет меньше, и некоторые гнезда останутся пустыми…
Не знаю почему, но прилет (и улет) именно этой птицы меня не оставляет равнодушным. Волнует. Подумаешь, грачи прилетели или ласточки улетели! А это же - аисты! Аисты – это просто такие странные лебеди!
Я сегодня опять был в этой деревне. И опять видел парочку аистов. Нет, не сношались. Нет, не умирали. Нет, не летали. Они, бедолаги, как будто пребывали в ссоре: сидели по разные стороны гнезда и… дрожа каждым перышком, мерзли под хлопьями падающего снега. И чего, спрашивается, приперлись так рано?
Но все равно, пусть у них все будет хорошо.
Осторожнее с электричеством!
Кстати, меня ж староста просила ей квитанции на свет привезти. Хорошо, что вспомнил!

На Покров обещали снег

Снега не было, но было холодно. Ближе к вечеру даже выглянуло солнце.
А вчера, с церковного крыльца я увидел стаю улетающих птиц. Они летели не клином, не вереницей, а длинной ломаной линией, перпендикулярной направлению полета. Они летели молча и высоко. В сумерках не разобрать, но наверное, это были утки. Я тогда еще подумал: а почему люди не улетают? Или не уходят, или не уезжают, или не уплывают, или не уползают? (Далее – по монологу Катерины Островского).
Неужели нас здесь держат только всевозможные ограничения? Мне кажется, что я бы улетел. Естественно, не один, и, конечно же, не навсегда. Но улетел бы!
А с другой стороны, если под ограничениями не понимать только внешние обстоятельства, то чего лететь-то, если внутри тебя все устраивает, никуда не гонит – не ограничивает? Пришлось бы остаться. Нет, что значит «пришлось», когда нет ограничений? Просто бы остался без «пришлось» - только если бы не один…
Вот вороны… Мне очень нравится эта птица! Никогда никуда не летит. Остается. Само смирение: если есть мед, то будет есть мед, а если нет – то и падаль сойдет. Что Бог послал. Вот и не заманить ворон югом: сидят они, с ухмылкой смотрят на всяких там ласточек-лебедей-грачей, улетающих прочь, и думают про себя: валяйте, нам здесь без вас только больше всего достанется. Особенно меда.
Кстати, грачи, судя по всему, - это зажравшиеся вороны. Нет, не в том смысле, что всякой гадости не едят, а в том, что сегодня они ее едят здесь, а завтра, почему-то, они летят за ней тысячи верст. А зачем?
Короче, я грустю.
С Праздником!