fr. Sergy Lepin, D.D. (serge_le) wrote,
fr. Sergy Lepin, D.D.
serge_le

Category:

Фантазия (2 шт.)

Сегодня перелистывал «Правила первых четырех Вселенских Соборов» архиеп. Петра (Л’Юилье) – нужно было кое-что посмотреть. Вскоре мне стало совсем не интересно то, ради чего я полез в эту книгу, ибо мои мысли побежали в другом направлении. «Эх, вы мысли мои, скакуны…»
Мое внимание зацепили те места, где автор говорит о том, как важен для эклезиологии принцип одного епископа в поместной церкви. Однако в древнейших канонических памятниках отсутствует термин, который обозначал бы территорию, находящуюся под властью каждого епископа. Несмотря на то, что принцип единоначалия по своей сути непосредственно вытекает из Священного Писания, с формальной стороны он конституируется на политико-административных реалиях той эпохи: империя представляла совокупность городов с примыкающими к ним сельским местностям. Но ежели епископы поначалу ставились как в города, так и в сельскую местность, и их честь (не путать с влиянием) не зависела от значимости их населенных пунктов, то с течением времени возобладало намерение в церковном устроении следовать территориальному делению империи, в результате чего и произошло подчинение сельских епископов городским (или вообще - упразднение сельских кафедр).
Но что интересно, далеко не всегда и не везде Церковь могла следовать такому принципу обоснования поместного деления, ведь христианство получило распространение и там, где отсутствовали городские центры – например, среди кочевых народов. Последние также имели своих епископов, в ведении которых находилась не территория, а сами народы или др. конкретные группы лиц (например, на Британских островах). Или если взять средневековую Сербию: из-за того, что здесь очень мало было городов, епископы просто находились в монастырях.
Т.е. территориально-административный принцип не исчерпывал собой идею «поместности» в Древней Церкви. Этот принцип утверждался (в том числе и посредством канонов) лишь по мере роста и укрепления феодального уклада жизни. Понятие канонической территории, получается – понятие вполне себе феодальное, в условиях совершенно иной экономической формации не могущее не давать «сбоев».
Раньше светские власти пеклись о единстве своего народа, поэтому они вынуждены были заниматься и проблемами церковного единства даже в тех случаях, в которых сам предмет разногласия был для них совсем не интересен. Церковные иерархи прекрасно умели играть на этой заинтересованности земных владык, и технологии загребания углей руками цивильных институтов были доведены до совершенства. Например, попробовала бы раньше Румынская патриархия или Константинопольская влезть на те территории, которые были подконтрольны русскому царю (при том, совершенно не зависимо от аргументов). Я уже не говорю про раскольников.
Но сегодня единство народных масс обеспечивается не духовными технологиями, а тоталитарностью власти. И чем тоталитарнее власть, тем меньше потребности в духовных рычагах воздействия на массы. Более того, сегодня достаточно часто используется нарочитая провокация религиозных управляемых конфликтов, при чем не только внешними врагами, но и самой властью – для отвода внимания от неудобных для самой власти проблем, или для мотивации использования «непопулярных мер» при достижении скрываемых целей. И пр. в этом духе. Т.е. я хотел сказать, что социально-политические предпосылки, обеспечивающие незыблемость канонической территории и единство духовной власти, сегодня ослаблены или вовсе отсутствуют, а это не может не быть источником разного рода проблем. К тому же в эти проблемы все чаще будут вовлекаться не только раскольничьи элементы, но и церкви-сестры.
Все мы помним о территориальных противоречиях, которые сейчас имеются между Поместными Церквями. Конечно, мы можем говорить, что эти проблемы были всегда. Но, в то же время, эти проблемы сегодня не только количеством, но качеством несколько иные, чем прежде – благодаря политической и экономической интеграции, росту влияния транснационального капитала, взаимопроникновению культур и их аннигиляции, изменению соотношения личного и социального и пр.
Типичный пример – Америка или Западная Европа. Ну, и разве это каноническая территория? Мне кажется, что нет. Сколько православных епископов в Берлине? Или что делает епископ с областью «Керченский, викарий Сурожской епархии» в Великобритании? По-моему, очевидно, что здесь не действует политико-административный принцип – по меньшей мере, так, как он некогда замышлялся.
Мне кажется, что все вещи нужно называть своими именами. Зачем нужны, к примеру, Константинополю приходы в США, а Москве – в Англии совершенно понятно. А вот зачем это все нужно самим США и Англии – нет. Церковь – богочеловеческий организм, и оттого и интересы у нее могут быть и человеческими и божественными. Ни то, ни другое не предосудительно – вопрос в пропорции того и другого. С человеческими интересами здесь все нормально, а вот с божественными целями и задачами миссии дела как обстоят? Мне думается, что если руководствоваться не только меркантильными соображениями, но и интересами именно Тела Христова, то со всей этой чехардой нужно завязывать: все приходы, например в той же Англии, объединить в границах единой поместной Церкви Англии независимо от их национальной принадлежности, но с дальнейшим учетом самого фактора национальности при работе на местах. Ведь апостолы, проповедуя, не открывали подворий Иерусалимской Церкви, скажем, в Антиохи или Риме. Они не основывали еврейских церквей, например, в Греции. Конечно, в своем большинстве вновь основанные общины оказывались еврейскими, однако у нас были бы все основания говорить, что миссия апостолов провалилась, если б эти общины так и остались еврейскими. Церковь – не национальная забава, и не приложение к патриотическим эмоциям. А постоянное эксплуатация и культивирование ностальгических переживаний и тоски по родине – это тривиальное злоупотребление слабостью человека.
Думаю, что церковь в Англии от такого объединения только приобретет. Конечно, другие поместные церкви, имеющие в данном регионе свои интересы, потеряют, но эта потеря - в великое приобретение Христу. Миссия, если изначально это уловление душ Христу, а не приходов - епископу, есть дело весьма жертвенное, опасное, убыточное.
Итак, объединив приходы всех юрисдикций в границах одной территории под началом одного предстоятеля и синода, мы вернемся к классическому, традиционному и, скажем прямо, к каноническому понятию территории. Возможно, такая идея объединения способна вернуть к Единству Православия и некоторые раскольничьи группы, имеющие «обиды» на те юрисдикции, от которых они отошли. И, естественно, с повестки дня снимется ряд территориальных конфликтов между Церквями, а также все эти истории с автономиями. Этот вариант развития событий я условно назову унитарным.

Но я придумал еще и плюралистический :)))
Можно взять и отказаться от собственности на территорию и согласиться на свободную конкуренцию юрисдикций (главное, чтоб был невозможен «захват» храмов и имущества). Можно просто упразднить понятие канонической территории и задекларировать переход к забытому окормлению «племен».
Однако, сегодня «племена» - это не только различные этнические и культурные группы. Это еще и разные партии (назовем так) с разным основанием деления. От этого никуда не уйти, увы, и к этому нужно быть готовым. Пусть на одной территории будет столько епископов, сколько есть в них нуждающихся групп. Например, в одном большом городе есть несколько церквей. Люди в праве выбрать, куда им иди: один пойдет сюда, потому, что здесь лучше поют, другой туда – там хорошо проповедуют, третий останется здесь – тут красивее и к дому ближе. Так и с юрисдикциями – кому, что по нраву. Конечно, придется потрудиться над выстраиванием взаимодействия епископов одного региона, но разных юрисдикций, но… А кому сейчас легко?
Второй вариант, ИМХО, боле опасный и более сложный, но он тоже имеет свои плюсы.

А можно вообще ничего не делать, а просто регулярно поручать вл. Кириллу выражать «свою озабоченность», а то и – не дай Бог – разрывать евхаристическое общение и прекращать поминовение (тоже регулярно, так же как отключают горячую воду летом – для профилактики). Или по-прежнему делать вид, что мы, как никто другой, знаем, что такое соборность Церкви, и как она проявляется на практике.
Конечно, хорошо б оно было, если вообще не нужно было никаких «вариантов». Однако, если все будет так, как оно есть, спустя какое-то время, вся семья Поместных Православных Церквей разделится сначала на два клана, а потом - и на больше. Все предпосылки для этого есть, как мне кажется. Типун мне на язык.
Tags: логотея
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 48 comments