fr. Sergy Lepin, D.D. (serge_le) wrote,
fr. Sergy Lepin, D.D.
serge_le

Categories:

Все это уже было

Читаю о бесславной гибели одного чернокожего бандита и его славном погребении в золотом гробу… И вот, что я вам всем скажу, дорогие мои друзья…

Все это уже было и неоднократно. Начиная с эпохи романтизма «образ сатаны» становится заслуживающим эмпатии, а чуть позже – постмодернистским равноправным выбором, а сегодня уже – и единственно верным, правильным и добрым.
Уже достаточно давно грешник в качестве литературного героя – главный. За него переживают, на мир смотрят его глазами. Именно он становится носителем позитивных нравственных качеств, в то время, как противостоящее ему общество олицетворяется с фальшью, лицемерием и прочим негативом – и непременно более «зашкварным», чем тот, которым мы обретаем у обитателей «дна».
Разумеется, до поры до времени во всем этом нужно было видеть литературный троп – гиперболу, в которой обреталось не оправдание порока, а его осуждение: частенько мы, моралисты, даже на фоне бандитов и проституток выглядим недостойно. К такому приему прибегали многие мэтры мирового искусства: Толстой, Куприн, Достоевский, де Мопассан, фон Триер... Да чего мелочиться, даже Христос так делал!

В общем, не так сложно понять, почему толпа готова солидаризироваться с жертвой полицейского произвола и клерикальной тупости: не так жалко грешника, сколько ненавистен лжеправедник. Именно потому многие «натуралы» становятся под знамена ЛГБТ – оттого, что настоящие п….ы обозначают свои сборища другой символикой.
На столь замечательном примере мы видим, как ошибки служителей законов, морали, религии могут служить канонизации злодеев и оправданию зла, перед которым если не мы, то наши дети будут на коленях просить прощение.

Все это было уже многократно, но, как говорит Маркузе, «новизна сегодняшней ситуации заключается в сглаживании антагонизма между культурой и социальной действительностью путём отторжения оппозиционных, чуждых и трансцендентных элементов в высокой культуре, благодаря которым она создавала иное измерение реальности». Новизна и в том, что Культура – это тоже текст, который эманирует за границы книжного переплета, в результате чего любой персонаж становится литературным – не принадлежащим самому себе, но выписываемым и воспроизводимым кем-то.
И этот убиенный негр – этакая Сонечка Мармеладова, милая черная игрушка с топорно приделанными белыми крылышками в руках леваков. Не важно, как он жил и кем он был – главное, кто его убил, и кем его сделали. Искать прочие соответствия его образа действительности бессмысленно.


Tags: из жизни, логотея, читая прессу
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments