fr. Sergy Lepin, D.D. (serge_le) wrote,
fr. Sergy Lepin, D.D.
serge_le

Ничего кроме правды

И все-таки мне захотелось отрефлексировать по поводу статьи о. Александра Шрамко «Вирус лжи», где он, основываясь на словах о. Федора Повного, обвиняет во лжи митрополита Филарета – причем так прямо и без вариантов: он, Шрамко, уж точно знает, что такое истина, и как как ее нужно было преподнести.
Отец Александр разбирает фрагмент из «Воскресной проповеди» о. Федора, где вспоминается о том, как митрополит Филарет привозил в Жировичи иностранные делегации, где, якобы, на примере главной белорусской святыни показывал наличие свободы вероисповедания в СССР – «такой имидж советской республике был необходим на международной арене, и это предотвращало попытки закрыть обитель».
Дальше автор телеграмканала «Поп вне игры» возмущается тем, что его коллега восхищается, а не порицает митрополита за то, что «митрополит обманывал иностранные делегации, соучаствуя в общей лжи советской пропаганды» - якобы.



Но давайте еще раз перескажем ситуацию. Итак. Монастырь в Жировичах собираются закрыть. Зная об этом, митрополит Филарет включает его в маршрут для иностранных религиозных делегаций, которые приезжают в СССР по линии ОВЦС. Местные власти понимают, что их планы идут под откос, потому что уничтожение белорусской святыни, которая благодаря мерам, предпринятым м. Филаретом, стала уже широко известной среди наших заграничных партнёров, явно не поспособствует «развеиванию слухов» о проблемах с религиозными свободами в СССР. Притом вменяемому осведомленному человеку (а именно таковым и является о. Шрамко) совершенно очевидно, что митрополит не имеет никакого желания развеивать какие-то там слухи, но просто делает для властей невыгодным и рискованным закрытие монастыря. И всякий, кто хоть немного знает об истории Жирович (а о. А. знает), понимает, что именно благодаря тем возможностям, которые тогда были у митрополита, монастырь сохранился, и других возможностей для этого не видно даже в ретроперспективе. Притом никого и ничего предавать для этого не надо было – для этого нужно было обладать стратегическим мышлением и... железными нервами, поскольку среди посрамленных сторонников закрытия монастыря обретались не только мимимишные котятки. Это радует о. Федора, и должно, как бы, радовать, и других верующих, но только не о. Александра.
Как я понял, отец Александр ратует за то, что монастырь нужно было позволить закрыть – это, наверное, сделало бы еще более очевидным, что в СССР есть гонения. Пусть сильнее грянет буря [демонский хохот за кадром]. Чем больше сносят – тем правдивее выглядит ситуация. «Чем хуже, тем лучше» - ну... есть такой принцип рыбной ловли в мутной воде.

Дьявол, который есть отец лжи, часто кроется не в самих фактических суждениях, а в деталях и контекстах. Все было бы если и не «ничего», а «так себе», если бы об этом писал журналист, который позавчера родился, а сегодня начал писать – и сразу для «Хартии» какой-нибудь (там больше всех любят особого рода «правду»). Но тут автором является человек, который обладает не только соответствующей религиозной практикой и знаниями, но с опытом диссидентства… Воистину, последнее может озлокачествоваться двунаправленно: не только по щипковскому варианту, но и еще по одному, как минимум. Что там насчет вируса лжи? К сожалению, он иногда содержится в том, что на уровне фактических суждений нам кажется истиной -- вот прям как во вчеравшнем апостольском чтении, где апостол изгоняет нечистого духа из одержимой, которая... говорит правду и ничего кроме правды.

И еще. Отец Александр, дорогой! Если Вы меня спросите, как у меня дела, то я Вам отвечу «хорошо». Но это еще не значит, что я лжец. Это еще может значить и то, что я не хочу отвечать Вам на Ваш вопрос о моей жизни. Да и только зануда на вопрос «How do you do?» начинает рассказывать, как у него дела…

---------------
И в качестве постскриптума. Уже лет сто назад я говорил об этом времени с о. Виталием Антоником. Он слегка недолюбливает Всемирный Совет Церквей и вот почему. Деятельностью этого органа, по его словам, интересовался не только КГБ, он был средством влияния самого разнообразного круга организаций. А какой-нибудь пастор Шлаг из США мог оказаться обслуживающим интересы не только ЦРУ (для примера), но и быть еще… информатором КГБ. Все улыбаются, но у каждого своя фига в кармане и интересы, которые исходят из чувства собственной религиозной правоты и при этом с этой же религиозной правотой никак не связанные. Серпентарий, в котором иногда оказывались альтруисты и романтики. Даже самые невинные ситуации на уровне местных визитов иногда impicito выглядели так: «срочно дайте нам что-нибудь горяченькое по гонениям, а то нам больше не дадут денег на борьбу за права верующих в СССР, да и наши политические блоггеры истосковались». Не было никакого смысла бросаться в каждые иностранные объятия с откровениями о том, как нас здесь бьют, – это было не только бесполезным, но во многих случаях просто вредным. Сострадательные господа иногда вообще не беспокоились о безопасности своих респондентов, а сами «правдолюбцы» частенько оказывались банальными провокаторами. Но о главном и общем все всё знали, и всех устраивал «статус кво» -- ситуация, в которой встречи под лозунгом «sapienti sat» могут продолжаться и дальше ко взаимной (и разнообразной) пользе всех.

Tags: апологетика, читая прессу
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment