fr. Sergy Lepin, D.D. (serge_le) wrote,
fr. Sergy Lepin, D.D.
serge_le

Categories:

Пустыня наступает

Настраницах монахини Кассианы зашел спор о (не)допустимости танцев для монахов. Матушка не против танцев как таковых, но против танцев именно монахов. Ее логика проста: отречение от «танцевального» образа жизни есть часть монашеского отречения. Для монахов танцы недопустимы даже в непредосудительных размерах «танцевальности» – согласимся, что такие есть, но не все в истории соглашались и с этим, думая, что танцы непозволительны вообще.
И раз некоторые монахи считают для себя возможным писать о нормах, например, сексуальной жизни мирян, то почему мне, белому, не поговорить про нормы для монахов? Уверен, я смогу сделать это бесстрастно: я не люблю, не хочу, не умею и не буду танцевать - алкоголь на меня действует по-другому.

С логикой м. Кассианы трудно не согласиться. Она – молодчина. Монашество – ангельский чин, т.е., попытка жить если и не вне и не против пола, то, как-минимум, поверх его. Танцы по своей природе являются чем-то выражающим сексуальность, поддерживающим и питающим ее, возвращающим в нее. Есть же мужской танец, есть женский...
Дозы сексуальности, к которым мы привыкли сегодня, делают для нас незаметным пол, sex танцующих послушниц на известном видео, но монашеское (и не только, кстати) делание само по себе, часто связано с вопросами не количества, а качества. Танцу достаточно просто быть танцем. Танец – это своего рода «косметика» тела. Что может быть приколнее накрашенной монахини?

Плюс ко всем этим внешним оценкам нужно добавить и внутренние. Теоретически, как непьющему человеку достаточно понюхать пробку от вина, чтобы потерять голову, так и человеку, находящемуся в жесткой сексуальной депривации достаточно сделать пару подергиваний под «выпьем за Родину, выпьем за Сталина», чтобы… сделать шаг назад, скажем так.
Мирянам, для которых уже и танцы на пилоне - это просто спорт, и виагра – витаминка с недоказанной эффективностью, это понять сложно. Но условному отшельнику, который берет свои скромные пожитки и переселяется из одного места пустыни в другое потому, что два холма напротив его пещеры вдруг стали напоминать ему сиськи – вот ему это понятно. Как это не парадоксально, отшельники способны видеть sex там, где его нет, но мы… все реже и реже замечаем его. Все доступнее и все легче реализуемая похоть (пусть даже похоть очес) заставляет нас все повышать и повышать градус своих вожделений и при этом все чаще и чаще оставаться неудовлетворенными в действительности.
Порноподтексты культуры заставляют хотеть модельку из порножурнала, а в реальности человек имеет то, что (не)имеет. А если он удачлив и изворотлив, и в его лапах оказывается эта моделька, то скоро он начинает ненавидеть ее – и она оказалась не той вещью, которая могла бы радовать вечно, да и изначально она была не совсем тем, чем казалась. Потрачено больше, чем получено. Сексуализация культуры – путь к гомосексуализации, десексуализации, асексуализации. Полное удовлетворение разочаровывает и перерождается в другую непредсказуемую потребность – на уровне культурных тенденций это особенно заметно. А все начиналось со спора о позволительности театра: ну подумаешь, тетка песенку поет! А потом балет: тетка ноги за уши задирает и мужики в колготках ножницы делают – ну, а че такова? Сейчас уже ничего, да. Эпоха рыцарских романов, когда описание внезапно проглянувшейся лодыжки садящейся в карету возлюбленной дамы считалось чем-то запредельным, безвозвратно ушла.

Монахи(ни) тоже приходят из нашего мира, возможно для многих из них уже красота античных статуй не сексуализируется, и театр, и балет, а может и что-то большее -- тоже. И "Калинка" им, как горох об стену... В общем, история с двумя холмами не про них…
Обратите внимание, что монахини сегодня носят приталенные одежды, но даже старорусское монашеское платье не обхватывало ни под грудью, ни на талии. Монахиня были похожа на бадминтоновый воланчик (это ужасно, согласен, с этим нужно было что-то делать), но тогда другое было верхом неприличия.
По идее… поющая, танцующая и играющая на музыкальном инструменте женщина становится… красивее – т.е., более привлекательной, аттрактивной. Чем меньше мы это чувствуем, тем в меньшей степени мы мужчины. Но… мы же – о монахинях.

Монашество – представляет собой попытку сойти с пути удовлетворения плоти и освободившиеся средства не просто изничтожить, а реализовать их для достижения прогнозируемого результата: духовного, если условно. Как говорил преп. Максим Исповедник, «Достижения мирских людей суть падения для монахов, а достижения монахов суть падения для мирских людей». То же самое, но на другом примере: то, что хорошо для сумоиста, может быть плохим для гимнаста. Если бы моя жена вместо того, чтобы кормить детей, начала ловить исихию, то... я был бы очень недоволен, если коротко.
На практике бывает по-всякому: ведь можно всю жизнь себе в чем-то отказывать, но всю жизнь этого хотеть, не сумев сформировать в себе новые потребности. Жизнь, полностью сводящаяся к борьбе с рукоблудием - жалкое зрелище.
Может озлокачествоваться и само духовное. И такому человеку иногда говорят “лучше б ты пил”. Некоторые проститутки (я знаю одну) видятся мне более милыми людьми, чем некоторые праведники (таких я знаю много больше).

Еще раз, мать Кассиана права. Но она права, когда говорит именно о монашестве – об образе жизни Антония Великого, Пахомия Великого, аввы Дорофея. Она и сама – лесная монахиня из избушки. Но сегодня мы монашеством часто называем и то, что таковым не является по своей сути. Ну, давайте положим руку на сердце и согласимся с тем, что в основе желания построить монастырь с видом на Красную Площадь может лежать очень альтернативное понимание начинаний отцов монашеского делания как таковых. Когда-то монахам даже в города запрещено было приходить! Генетически да – они все монахи. Но генетическое происхождение не всегда нужно отождествлять с фактическим положением дел. И это – не знамение наших времен. Исследователи монашества говорят, что уже в конце V века, несмотря на все внешние количественные успехи, качественно монашество обернулось к кризису – т.е., едва зародившись, оно стало иным себя.
Даже преп. Сергий Радонежский уходит из своего собственного монастыря, который он же и основал! Проснулся он, значит, как-то, посмотрел на это все вокруг, сказал «да ладно!…» и ушел. По житию не так, но мне почему-то кажется, что он до сих пор туда не вернулся.

Фактически очень многие монахи сегодня – это просто целибаты, а монастыри – коммуны целибатов, которые были очень распространены в средние века на Западе (например, в Арле). Не в поисках духовного экстрима, а именно в поисках оптимального комфорта для выбранного направления деятельности (как правило религиозно-просветительского), мужики давали обет безбрачия, снимали общагу, нанимали прачку, скидывались на стряпуху и, пописывая время от времени свои диссертации, в общем-то, неплохо устраивались… Были и девы-целибаты. Католики, кстати, сейчас возрождают институт посвященных дев, которые принимают только обет безбрачия и живут среди обычных людей: работают, платят за квартиру, ходят в магазин…

Я ни в коем случае не хочу сказать, что кто-то мало молится или мало постится (и в пустыне V-го были лентяи, и в нынешнем Лас-Вегасе есть, наверное, молитвенники и постники). Я даже не хочу сказать, что сейчас жители монастырей чем-то хуже. Да не будет! Во-первых, это было бы непростительным обобщением, а во-вторых, “монах” – это не знак качества, а одна из дисциплин. Можно быть выше монаха, будучи и целибатом и мирянином. В наименовании нет указаний на достижения – в нем есть подсказка для ожиданий определенных действий от человека. Золотую медаль можно получить в любой дисциплине и в любой дисциплине можно остаться ничтожеством.
Я сейчас распространяюсь об именах, понятиях и идеях – об определениях. Когда слова утрачивают свои значения, то… начинается чехарда. Монашество, особенно мужское, сегодня, за редким исключением, не соответствует определениям (традициям) моно-пути μοναχός – даже общежительному. В реальности мы видим постоянную болтовню про «традицию», как и про «каноническое право», но на практике это означает только одно: раз зашла такая тема, то кто-то ща получит трындюлей… Знаете, вот бывают такие проекты, по которым ничего нельзя построить, но потом за несоответсвие которым можно насобирать много штрафов и предписаний, а можно... и не насобирать...

Да, представить Василия Великого с баяном сложно, Невозможно представить танцующим Макария Египетского. Но монахинь, которые растят сирот, готовят детские утренники, пляшут и водят с ними хороводы – вполне. В блаженном IV веке они этого не делали, но сейчас – делают. Всех перечисленных святых мужей вообще трудно представить среди жителей нынешних монастырей, если честно.
Похоже… монашество стало… разным и не соответствующим единообразию какой-то общей для всех идеи.
Вот, например, иногда пытаются выделить ученое монашество. Монашество епископов – это вообще отдельный разговор. Плюс просто целебаты в постриге... Наверное, было бы честным и методически последовательным разделить монашества на "ордена", как на Западе. Если ты мистик – тебе в такой-то орден, если ты миссионер – в такой, если ты ученый – в такой, хочешь заниматься бомжами – в такой, сиротами – в такой… Если тебе нужен тематический дом престарелых - тебе сюда, если ты хочешь вступить в клуб анонимных алиментчиков-мизогенистов - тебе туда. Ну и если ты просто целибат, который хочет жить среди других целибатов… А у нас не так: засунуть доктора математики в коровник – без этого ж никак человеку про смирение не объяснить, он же тупой; а имбецила поставить на административную должность – ну, это тоже, наверное, чтоб его смирить…

Но пора заканчивать, разговорился. На мой взгляд, самой опасной тенденцией в современном монашестве является не то, что монахи иногда танцуют и, дуралеи, выкладывают видео в сеть. А в том, что они становятся злее, чем мир - иногда. Я это говорю безотносительно кого бы то ни было из тех, кого коснулась «тема танцев», и кто высказал свое мнение как за, так и против… Я просто нашел замечательный повод сказать, что злость и ненависть – вот главный признак обмирщения и самого мира.

Пустыня наступает на пустыню...

P.S. И, кстати, вот мы и видим единство противоположностей, тождество максимума и минимума, совпадения крайностей и пр. подобного на хорошем примере: танцующие монахини на обсуждаемом видео - монахини крайне консервативной идеологии, чьим духовником является известный схиигумен Сергий (Романов). И "пьют за Сталина" там не только на 9 Мая. https://www.youtube.com/watch?v=BAPcz67QK7k
Tags: апологетика, про это
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments