fr. Sergy Lepin, D.D. (serge_le) wrote,
fr. Sergy Lepin, D.D.
serge_le

Categories:

Другие парни

И сегодняшнее от о. А. Лемешонка:
https://obitel-minsk.ru/chitat/den-za-dnyom/2020/pravilno-li-segodnya-idti-v-xram

Если коротко: в церкви заразится нельзя – можно заразится только от своих собственных грехов (значит, и не только в церкви нельзя заразиться?). Когда во время войны на Пасху бомбили храмы, то верующие все равно не шли в бомбоубежище, а шли освятить маленький куличек. Поэтому лучше умереть, чем храм закрыть. Не нужно переживать: все в руках Божиих, и мы все рано или поздно умрем. И главное, что наш президент все правильно понимает и говорит. В отличие от.

Конец спойлера. Дальше - моё.

В той ситуации, что мы имеем сейчас, я тоже считаю, что храмы закрывать не нужно. БПЦ и не пошла на такие радикальные меры, как закрытие храмов и физическое прекращение допуска верующих к участию в богослужении – все это по причине того, что этого не требовалось эпидемиологической программой в нашей стране, и такая мера была бы явно несоразмерной и даже дискриминационной в той ситуации, в которой возможны все другие формы скопления людей (торгово-развлекательные комплексы, рынки, общественный транспорт, производственные коллективы). Мне бы очень не хотелось, чтобы собрания верующих стигматизировались как наиболее заразные среди всех других собраний.
Я согласен с тем, что существуют ситуации, в которых церкви могут или даже должны быть закрытыми, но это всегда исключительные обстоятельства, при которых прекращается вся остальная социальная активность, предполагающая радикальное исключение возможности скопления людей в иных местах. В такой ситуации верующие на равных несут вместе со всеми повинность отказа от своих личных интересов в пользу всего сообщества. Не нужно пытаться решить проблему ценой принесения в жертву интересов верующих – это не только несправедливо, но и еще бесполезно, как и всякая полумера.

Я считаю большой ошибкой мнение тех, кто думает, что место Церкви в одном ряду с залами игровых автоматов, зоопарками, развлекательными аттракционами, которые все вместе взятые можно закрыть без значительных последствий для жизнедеятельности общества, поскольку они, якобы, никак не связаны с так называемыми жизненными потребностями.
Во-первых, это может быть верно лишь относительно какой-то части нашего общества, которое и так не ходила в храмы или делал это крайне редко, не испытывая в этом никакой необходимости. Но для многих верующих именно религиозные потребности являются приоритетными, и они с большой готовностью останутся без гречки и запасов туалетной бумаги, чем без возможности причаститься Тела и Крови Господа. Пусть тот, у кого лично нет религиозных потребностей такого плана, подумают о своих родителях, бабушках и дедушках, о своих друзьях, в конце концов – о всех тех, у кого такие потребности имеются.
Во-вторых и раз уж некоторым особенно хочется поговорить о деньгах, стоит иметь ввиду, что БПЦ – не только «совокупность культовых зданий», это еще и достаточно крупный субъект хозяйствования и работодатель: огромное количество людей окажутся без средств к существованию и поддерживающей их социальной терапии. Например, во всех «подразделениях» пререкаемого Св.-Елизаветинского монастыря работают ТЫСЯЧИ человек и еще многие «опекаются» (больные, зависимые и реабилитируемы). Они все окажутся на улице. Ну и плюс еще немалое число тех, кто напрямую не принадлежит к церковным структурам, но вовлечен в церковную жизнь в качестве подрядчиков, поставщиков, продавцов, и пр., перед которыми монастырь несет материальные обязательства по договорам, и которые, в случае их невыполнения, влекут пеню и прочие потери, иногда фатальные – поскольку в стране нет ни карантина, ни чрезвычайного положения, в котором может наступить предусматриваемая договорами ситуация форс-мажора. Тот, кто и здесь захочет заговорить, что у попов-де все сводится к деньгам, просто дурень или… слишком маленький в своей ответственности человек, который никогда ни за что не отвечал в жизни и даже не может себе представить, каково оно – нести эту ответственность.

Соглашусь с о. Андреем и в том, что нельзя смотреть на сообщество верующих только как на среду распространения вируса. Церковь – это еще и институция, действия которой направлены на преодоление последствий эпидемии. Религиозные организации создают дополнительную мотивацию на солидарность, милосердие, взаимопомощь, профилактику и лечение, сохранение правопорядка, спокойствие духа и отказ от панических настроений. Церковные организации также занимаются активной поддержкой работы Минздрава. Церковь – не противник, а соработница и коллега тех сил, которые своими действиями противостоят эпидемии.
Многие священники мужественно и самоотверженно несут свое послушание на благо больным и их родственникам, нередко подвергая себя личной опасности. На мой взгляд, является крайне несправедливым видение во священнослужителях только лишь какой-то угрозы, как «оплот чумы», который нужно победить. Это однобокий, ошибочный и оскорбительный взгляд, который очень часто навязывается некоторыми СМИ. Священники болеют? Конечно! А врачи болеют? А пожарные? А милиционеры? И что? Всех закрыть?

Отец Андрей ставит вопрос так, как будто альтернативой его мнению является закрытие всех храмов. Но никто (пока) от нас не требует этого – зачем придумывать проблему? Требуется лишь адекватное восприятие реальности, меры профилактики и… хотя бы немного самокритики и послушания.
Но именно из-за неадекватов-самочинников, которые, увы встречаются, нас действительно всех могут однажды разогнать по хатам продезинфицированной поганой метлой – а как иначе, если мы не договоропригодны и невменяемы? И как результат: вот все будет открыто, а храмы закроют. Экзотические провокации порождают экзотические реакции. И в этом виноват не «антихрист», не масоны, не либералы, не бандеровцы, не рептилоиды… Другие парни!

Tags: из жизни, читая прессу
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments