fr. Sergy Lepin, D.D. (serge_le) wrote,
fr. Sergy Lepin, D.D.
serge_le

Category:

Поверь Мне

Давайте продолжим воскресные рассуждения о разговоре Христа и Самарянки.
Я уже немного писал о сущности противостояния самаритян и иудеев, и о том, как появилась проблема «места поклонения Богу» - та самая, которая так заинтересовала самарянку у колодца. Прочтите, чтобы освежить в памяти.

Сегодня же давайте порассуждаем об ответе Христа на вопрос женщины:

  • «Поверь Мне, что наступает время, когда и не на горе сей, и не в Иерусалиме будете поклоняться Отцу… Но настанет время и настало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине, ибо таких поклонников Отец ищет Себе. Бог есть дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине» (Ин.4:21,23-24).

Для понимания этих слов крайне важно принять во внимание следующее. И иудеи, и самаритяне имели множество синагог как по всей территории своего исконного проживания, так и в диаспорах – мест для совместной молитвы, изучения Писания, слушания наставлений и отправления первичных религиозных церемоний. Но только в одном месте, СТРОГО в одном, иудеи и самаритяне могли приносить свои жертвоприношения: на Храмовой горе или на горе Гаризим соответственно. Иудеи и самаритяне – для осуществления жертвоприношений каждый представитель этих народов стремился к своей «единственно святой горе», где бы он ни жил. Посему вопрос самарянки – это не просто заинтересованность в том, где можно собраться вместе для молитвы (да хоть здесь, на источнике!), а выведывание расположения единственно возможного места поклонения в принесении жертв – согласно логике, которая признавалась как иудеями, так и самарянами, и которая подразумевала, что прав был кто-то один из них.



Св. Кирилл Иерусалимский говорит, что Христос в ответ «Осуждает невежество тех и других (иудеев и самарян) вместе, говоря, что образ богослужения у них обоих переменится на более истинный, так как, говорит, уже не будет отыскиваться такое место, о котором станут думать, что собственно и исключительно в нем одном обитает Бог». Поэтому, я уверен, что слова «Спасение от иудеев» (Ин.4:22) нужно понимать только в том смысле, что Христос – иудей, пришедший от иудеев, а не то, что в иудейском обряде больше способности утолить жажду, чем в самарянском: пустой колодец и глубокий колодец являют одну и ту же картину: отсутствие у путника возможности напиться. А умирать от жажды возле источника – это как-то еще даже более обидно, что ли…
Но образ колодца близ Сихема еще тот: да, источник действительно от отца нашего Иакова, он не пересохший, и вода в нем чистейшая родниковая, а не поверхностная – благодаря его сакраментальной глубине, так сказать. Только вот беда: глубина эта уже стала такой, что даже самому Господу ничего не достать из колодца без помощи не пойми кого...

Со времен царя Иосии жертвоприношения иудеев становятся сосредоточенными вокруг одного места: Храма Соломона на Храмовой горе – то ли это прообраз единства Бога и единства Его Израиля, то ли еще что-то. Будучи христианином, легко объяснить этот факт задним числом: все ветхозаветные жертвы преобразовали собой Единство Жертвы Христа. Даже некоторые средневековые иудейские авторитеты, например, Моисей Маймонид (Рамбам), полагали, что централизация жертвоприношения должна была подготовить евреев к отказу от жертвоприношений животных и переходу к другим, более возвышенным формам культа.

Не знаю, как самаритяне, но иудеи имели сложный жертвенный культ. Жертвы можно было проклассифицировать по пяти видам: жертва всесожжения (Лев 1), хлебное приношение (Лев 2), жертва благодарности,  (Лев 3), а также жертва за грех (Лев 4:1 — 5:13) и жертва повинности (Лев 5:14 — 6:7). Обратим внимание, что среди перечисленных только одна жертва является бескровной: хлебное приношение, являвшееся дополнением к жертве всесожжения (см.: Лев 9:16,17).
Как мы выяснили, приносились жертвы на Храмовой горе. Почти все, кроме одной – той, что мы еще не указали, а именно: жертвы рыжей телицы, которая совершалась вне стана. Ее пепел единственно мог очистить человека от греховной нечистоты (טומאה, евр. «тума»), по умолчанию воспрещающей каждому участие во всех храмовых жертвах и даже не позволяющей подниматься на Храмовую гору.
Кстати, сегодня традиционный иудаизм находится в патовой ситуации: жертв нет (никаких), потому что нет храма, а даже если он и будет, то служить там будет некому, поскольку нет праха рыжей телицы, необходимой для предварительного очищения священства. Праха рыжей телицы нету, поскольку нет необходимой для всесожжения коровы нужной породы, и даже если она и появится (и типа уже появилась), то собрать ее прах будет некому, поскольку это может сделать только уже чистый священник (Числ, 19:1–12), а такового не существует… Решение таких вопросов Рамбам и Раши относят ко времени «мошиаха» - мол, он придет и все решит, и способность решать эти вопросы будет его знамением.

И иерусалимский, и самарянский храм сегодня разрушены. Жертвы ни там, ни там не приносятся. Самаритяне, которых самих осталось меньше 1000 человек, нынче на Песах убивают ягнят на Гаризим и там же готовят их, но это уже просто шхита (ивр. שחיטה, ритуальный убой животных для еды, соответсвующих тамошним представлениям о благочестии) и этно-конфессиональные особенности приготовления пасхального седера, но ни в коем случае не очистительная жертва.
И иудеи, и самаритяне с утратой своих храмов и священных гор вынуждено заменили жертву молитвой, изучением Писания, множественными ритуалами и пространными талмудическими спорами о том, как правильно сажать кабачки. Тема жертвы уходит в прошлое этих народов, плачь по которому взгревается всеми силами имманентного им религиозного гения. Как и предсказал Христос, дальнейшее продолжение спора двух народов об истинном месте жертвоприношений стало абсолютно бессмысленным. Однако явно не это имел ввиду Христос, когда говорил, что «истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине». Ни иудеи, ни самаряне не стали «духовными» и «истинными» поклонниками сразу, как лишились своих храмов и разбрелись по своим синагогам по всему свету, поскольку не храмы были причиной их «бездуховности» и «неистинности». И уже во времена Христа были такие иудейские секты (например, ессеи и терапевты), которые считали для себя невозможным участие в храмовом жертвоприношении по причине того, что что-то не так было именно с жертвоприношениями и храмом, а не с ними самими, но они не находят никакой поддержки со стороны Господа.

В христианстве происходит нечто противоположное: вопреки ожиданиям некоторых, тема жертвоприношения в нем становится центральной и смыслоопределяющей. Можно сказать, что Христос упраздняет будущее значение жертв, приносимых в двух храмах, но Он говорит это не для того, чтобы отменить необходимость жертвы как таковой, а для того, чтобы сказать, что смысл ранее приносимых жертв исчерпан и в будущем будет заменен смыслом другой Жертвы, которая ничего общего не будет иметь с указанными храмами.
Господь говорил о Себе, как о Жертве, которой Он сам и является (кровавой, за грехи, хлебной, благодарительно-евхаристической, и, поскольку принесенной «вне стана» - то и жертвой рыжей телицы), и которую Он сам же и приносит и не по временному и локальному чину Ааронова священства, а по вечному и всеобщему чину Мелхисидека (Евр.5:5-10), и которую Он приносит Св. Троице, а значит и Себе. Как говорится в молитве, которую читает священник во время Херувимской песни на литургии, «Ты приносяй и приносимый, и приемляй, и раздаваемый»...
Иисус Христос - Агнец, «предопределенный прежде основания мира» (1Пет.1:19) и даже «закланный от создания мира» (Откр.13:8), который Своей жизнью и смертью на кресте «приобрел вечное искупление» для нас (Евр 9:12). В Нем мы имеем «искупление Кровию Его» (Еф1:7, а также см: Мф 20:28; 1Тим 2:6). Христос Своей Жертвой искупил людей не только от греха, но и от проклятия Закона (Гал 3:13), избавил от грядущего гнева Господнего (1Фес 1:10) и от смерти (Рим 7:24 и след.; Евр 2:15). Христос принес Себя в искупление не в просьбу о таковом, а в знамение совершенности и завершенности такового. Он – само искупление, а не только просьба о нем. Он есть истинное, полное, единственное искупление всех наших грехов и притом грехов всех людей (1Кор 1:30, 2Кор 5:11-21).
Он не только жертвенный Агнец, но он и жертвенный Хлеб Жизни, сошедший с Небес (Ин.6:41,52), вкушающий от которого приобщается к вечной жизни. Мы не повторем Жертву, однажды и на все времена совершенную Христом - мы просто «воспоминаем» (см.: Лк.22:19) её, принимая её верой в Таинстве Евхаристии: возносим ее Богу, как всесожжение, полностью, и вкушаем ее под видом хлеба и вина не частью, как иудеи от некоторых приносимых ими жертв, а полностью - причащаясь всего Христа, Его Тела и Крови.
Жертва, принесенная Им – это жертва Его Тела и Крови. Поэтому «Он говорил о храме тела Своего» (Ин.2:21), о Церкви, которая есть Тело Его (1Кор.12:27) и которая есть столп и фундамент истины (см.: 1Тим.3:15) – ее местоположение задается уже не географическими координатами вершин, а существованием общины, в которой посредством Хлебопреломления воспроизводится (если этот глагол уместен) «в Его воспоминание» (см.: Лк.22:19) Жертва Христа. Жертва Христа – там, где Церковь. Во Христе, а не в стенах дискутируемых строений, «Обитает вся полнота Божества телесно» (Кол.2:9), следовательно Он есть не только Истинная Приносимая Жертва, Истинный Приносящий Священник и Истинный Принимающий Бог -- Он и Истинный Храм, в котором не просто говорится о religare между Богом и человеком, а который есть сама ипостасная «лига» в своей сущности и явлении. И мы все вместе, объединенные в Теле Его Церкви таинствами веры и самой верой – «Божие Строение»(1Кор.3:9), т.е., храм!

Господь не говорит самарянке, что наступает время, когда можно будет лежать на диване, ничего не делать и никуда не ходить, поскольку у всех вдруг «Бог сам в душе заведется». Он имеет ввиду то, что наступают времена, обещанные пророком Софонией в VII веке до н.э:, когда Богу «будут поклоняться, каждый со своего места, все острова народов» (Соф.2:11). Таким образом, спор между иудеями и самарянами стал бессмысленным не просто ввиду физического исчезновения их храмов, а ввиду исключительности, абсолютности Жертвы Христа и никчемности всех иных видов жертвоприношений Богу. Даже если бы храмы существовали, то совершаемые в них жертвоприношения говорили бы только о неверии в ту Жертву, что принес Христос.

Да, «Бог есть дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине», аминь (40 раз). Некоторые любят прикрывать свое безделие, «богавдушие» и прочее пустозвонство этой цитатой. Но давайте почитаем ее внимательно: а) здесь говорится о тех, кто поклоняется Богу – т.е., речь идет о наличии культа (а не просто «веры в душе»), а) здесь говорится, что у людей, у которых есть культ, должен быть дух и истина в особенном понимани, но это не значит, что то и другое у них уже есть по факту одного лишь заявления о наличии таковых. Одного поклонения недостаточно, но это не значит, что оно не нужно. Не нужно будет только то поклонение, о котором вопрошает самарянка: убивать и сжигать больше не будет необходимости - НИГДЕ!
И еще... будь скромнее: где ты, а где истина? Духовность и истина не исключают, а, напротив, подразумевают «материальность» и «телесность» религиозной жизни, посему апостол не просто просит, а даже умоляет: «Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святаго Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои? Ибо вы куплены [дорогою] ценою. Посему прославляйте Бога и в телах ваших и в душах ваших, которые суть Божии (1Кор.6:19,20)». «Итак умоляю вас, братия, милосердием Божиим, представьте тела ваши в жертву живую, святую, благоугодную Богу, [для] разумного служения вашего…» (Рим.12:1-2). И указание о том, что служение должно быть разумным, здесь тоже не случайно... А то, знаете, заставь дурака Богу покланяться, так он лоб разобьет...

Tags: апологетика, воскресное, логотея
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Волшебные мечтания

    Из чина Благословения креста для ношения на теле: "...И якоже жезл Ааронов, к отражению сопротивных неверствия, и испражнению волшебных мечтаний…

  • Пленным освобождение

    «И пришел [Иисус] в Назарет, где был воспитан, и вошел, по обыкновению Своему, в день субботний в синагогу, и встал читать. Ему подали книгу…

  • Кто?

    Критика Тюренкова не прошла туне: отец Савва одумался, взялся за себя и стал положительным героем «Русской народной линии»... Ладно, это…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments