fr. Sergy Lepin, D.D. (serge_le) wrote,
fr. Sergy Lepin, D.D.
serge_le

Categories:

Белорусская идея

Как-то недавно позвали меня на «Еврорадио» порассуждать о том, нужна ли белорусам белорусская идея – есть на этом канале цикл передач, на который они приглашают известных белорусов (я попал случайно в их компанию)...
Знаете, вот существуют общества, в которых про что бы ты ни говорил, все равно все сведется к теме холокоста, инквизиции, линчеванных негров, «сожжённому Копернику», педофилов на мерседесах и пр. Компания моих собеседников была милой и приятной (спасибо, ребята!), но, в общем, я там тоже предсказуемо должен был оказаться в чем-то виноватым. Разговор в конце концов пришел к тому, что у нас все в храмах на церковнославянском, и вот если бы мы все и везде перевели на мову, а священники с амвона на воскресной литургии призывали бы прихожан выучить пару-другую стихов Янки Купалы, то все вокруг сразу бы полюбили белорусский язык…
Но не суть. Итак, нужна ли белорусам национальная идея? Если вам интересна основная моя мысль, то она была такой.

Мы за развитие спорта, туризма, промышленности, сельского хозяйства, искусства, науки и образования. Мы молимся о благосостоянии нашего народа – и в духовном и материальном смысле. Но вместе с этим далеко не все из перечисленного является частью нашей компетенции. Христос основал Свою Церковь для другого, и поэтому основная наша забота и ответственность лежит в ином: в проповеди Евангелия, перед которым не так уж и важно кто ты: раб или господин, мужчина или женщина, варвар, грек, еврей или белорус. Иисус – для всех!
Мы за все то, что каким-то образом послужит идее развития национального самосознания, государственной независимости, а вместе с этим и здоровому интернационализму, добрососедству, толерантности и терпимости. Мы суть белорусы, и Беларусь есть независимое государство – надеюсь, чем дальше, тем больше это будет очевидно для всех. Если вы считаете, что все перечисленное в этом абзаце выражается через категорию «национальная идея», то она нужна – дерзайте, ищите ее и придумывайте ее, если не найдете. Вот вам наше благословение, расскажете потом, что получилось, а мы пошли крестить, учить, венчать, хоронить, утешать и успокаивать или наоборот будоражить и нагнетать...

Но, когда речь зашла о том, каким эта проблема видится мне лично, «не как священнику», а как, так сказать, болельщику на трибуне истории, то я не отказал себе в удовольствии поделиться некоторыми замечаниями об ошибках, которые мне хорошо заметны с телевизора на кухне, а не только с трибун.



1. Неопределенность терминов. Что такое национальная идея? Четкого определения нету, у каждого оратора что-то свое на уме. Но очень многие под этим подразумевают, пусть и смутно, нечто определяющее нашу независимость, идентичность. Если это так, то тогда у нас уже есть национальная идея, поскольку у нас есть своя конституция, государственные границы, свои представительства в ООН и в других международных организациях, мы имеем свою валюту, свой язык и наши вышиванки отличаются от вышиванок в рязанской губернии.
Или мы сами в это не верим и нам нужны какие-то дополнительные доказательства? Наша независимость не нуждается в оправданиях и извинениях.  Без лишней демагогии работать, служить, молиться, любить, растить детей, навещать могилы предков, убирать за собой мусор – делайте это и почувствуете себя увереннее. Но помните, что если кто-то позарится на нашу независимость, то белорусской идеей вы не отобьетесь.

2. Редукция идеи государственности к идее национального. Это не верно даже в том случае, если речь идет о национальном государстве. Государств может быть много, но говорить о том, что у каждого из них должна быть какая-то своя личная уникальная идея – проблематично. Проясним это примером. Арнольд Тоинби (+1975) в своем «Постижении истории» пишет об Англии: «английская история не прояснится до тех пор, пока она не будет рассмотрена в сопоставлении с историями других национальных государств, входивших в более широкое сообщество, каждый из членов которого реагировал специфическим образом на происходящее». Это широкое сообщество, в которое входила и Англия, философ называет «Западом», «западным обществом», цивилизацией. Фактически получается, что нет ни английской, ни французской, ни немецкой «идеи», а есть общая для всех этих наций Западная идея. Т.е., имеется, условно, западная идея, и есть множество независмых западных государств со всеми противоречиями их интересов: как политических и экономических, так и религиозных и национальных. Из идеи Западного мира никак не выводится политическая идея Запада как единого государства: типа, весь Западный мир - это Португалия, потому что она самая западная, сильная, странная и пр.
Кстати, Тоинби не вписывает территорию Беларуси в границы Западного мира по понятным причинам. Ни Шпенглер, ни Хантингтон – да никто ее не вписывал туда, кроме самых отчаянных комментаторов «Нашей Нивы». Может быть и впишут в будущем, но пока нет.
Вот как выглядит мир сегодня с точки зрения корпорации маркетологов «Renault Group»:

Интересо было бы провести отдельно исследование, посвященную изучению места Беларуси в корпоративной логистике и дилерских сетях транснациональных корпораций.

3. Нужна ли белорусам национальная идея? Хорошо, нужна. Но чем она будет отличаться от национальной идеи поляков, россиян, украинцев, литовцев? У Германии есть национальная идея? А у Австрии? Чем они отличаются? Или они все одинаковы, как уставы приходов, только названия разные? А где их можно скачать, эти национальные идеи, и почитать?
Я слышал, что в РФ несколько лет назад даже объявляли конкурс концепций «Национальная идея России» - чем это все закончилось и закончилось ли, не знаю...
Кстати, мой собеседник в студии пытался со мной не согласиться, мол сегодня по национализму исследований море – качай и сравнивай, сколько хочешь. На что я возразил тем, что «национализм» и «национальная идея» суть разные вещи: поиск национальной идеи – это же не же самое, что поиск национализма – особенно если в первую очередь учесть негативные коннотации термина «национализм».

4. Еще ошибка: сведение национальной идеи к пропаганде, и не только той, что лежит в основе ненависти к соседям, но и той, «что тебя, суку, научит Родину любить», жить обещаниями светлого будущего, указаниями, что где-то еще хуже, чем у нас. Ты же белорус! А все эти права и демократии придумали не белорусы... Такой вот сокращенный силлогизм с пропущенным заключением.

5. Сведение национальной идеи к генам и всяким там балтийским и еще каким-то там субстратам. Мы – не русские, потому что у нас, якобы, гаплогруппа не такая, ага. Еще чуть-чуть и сторонники этих концепций начнут мерить формы черепов. Разговоры о генах в политике должны стать дурным тоном. Гены – это для медиков, которые исследуют связи болезней с наследсвенностью, и немного - для историков, которые изучают далекое политически немонетизируемое прошлое.
Помните, есть такой фильм «Внук Гагарина»? Там негритенок говорит, что он русский, а когда ему с иронией напоминают о цвете его филейной части, то парнишка с надрывом заявляет, что «Русский – это не цвет жопы». Я уверен, что с белорусами что-то похожее. Белорусы – это не те, чьи предки были белорусами, а те, у кого дети будут белорусами. Если вы из белорусов решили исключить людей с неправильными генами, с неправильными родителями, с неправильной историей, с неправильной челюстью, с не правильной религией, с неправильным языком, с неправильной профессией, то это - антинациональная идея, достойная людей такого уровня развития политического мышления, с которым их коллеги от математики не могут возвести три в куб.

6. И последнее: сведение национальной идеи к языку. Да, язык – важная часть историко-культурного наследия. Мы обязаны не только ее сохранить, но и преумножить с тем, чтобы передать своим потомкам. Не оспаривается! Но один и тот же язык может быть у разных государств, а у одного государства может быть и много языков. Более того, сегодня строить на идее белорусского языка – значит строить если и не на песке, то на очень недостаточном фундаменте или даже больше: на вулкане. Нельзя себя обманывать и принимать желаемое за действительное: увы, белорусы в своем большинстве очень плохо знают свой язык.
У нас есть Институт Белорусского языка в Академии наук, у нас есть множество кафедр белоруской филологии, и пусть их будет больше… Мы благословляем труды энтузиастов от популяризации белорусского языка, мы благословляем тех, кто воссоздает популяцию выхухоли в Беларуси, мы благословляем тех, кто реконструирует наши дороги… НО. Мы не строим дорог и сами не разводим выхухоль... Любое высокоразвитое общество основано на разделении власти, труда, компетенций, полномочий и обязанностей.
Семинаристы в своем большинстве – белорусы, которые изучали белорусский в школах и продолжают изучать его в семинарии. Мы и сейчас периодически служим на белорусском – уверен, это можно и нужно делать чаще. Но я, тем, не менее, не строю иллюзий о том, что вопрос «ну, когда же у нас все и везде в Церкви будет на мове?!!» мучает значительное число наших прихожан.
О том, что нам делать, и куда нам идти, любят больше всех говорить те, кто не имеет к Православию никакого отношения, а если и имеет, то в том смысле, что тот храм, в который он не ходит и ходить не собирается, православный. И те немногочисленные службы, что уже имеются на белоруском, увы, аншлаги не собирают даже в Минске.
Когда в свое время одна из инициативных групп обратилась к Митрополиту с просьбой о службах на мове и не в субботу, а в воскресение, и не в шесть утра, а в праймтайме, то Владыка сказал «Пожалуйста! Давайте  каждое воскресение!». Но нет, просителям каждое воскресенье оказалось не нужным (или невозможным). Достаточно одного раза в месяц.

Добавлю оставшееся за кадром.
Я категорически не согласен с тем, что церковно-славянский язык чем-то мешает белорусской идее. Он есть ее непременная часть - вместе с трудами и подвигами святой Евфросинии Полоцкой, святителя Кирилла Туровского и даже д-ра Франциска Скорины... Церковно-славянский язык для восточных (и не только) славян и их нынешних языков есть то же самое, что латынь – для западной культуры и романских языков.  Ни итальянцы, ни еще кто, не могут приватизировать латынь и сказать остальным, что «это наше, уберите руки». Церковнославянский использовался за православным богослужением на наших землях тогда, когда на месте будущей Москвы жабы квакали на угро-финском.
Церковнославянский нельзя путать с собственно русским языком в современном значении этого этнонима. Но язык нашей Церкви, являясь в сфере своего примененеия своеобразной «lingua franca», неоспоримо оказал влияние на формирование современного белорусского, русского, украинского, сербского, болгарского и прочих. Он – наше общее культурное достояние, которое в своей значимости стоит выше наших разделений, но которое... все равно является только лишь языком по своей сути: средством коммуникации.

Если при обсуждении темы переводов руководствоваться не «белорусскими идеями», а просто идеей понимания богослужения, то… переводить нужно на русский. Но и это не решит всей проблемы! Наши службы сами по себе не понятны: как высшая математика, они говорят об очень сложных и далеких от обывателя вещах. Они, службы, у нас изначально монастырские – не в том смысле, что длинные, а в том, что предназначались для круга «профессионалов» от религии, которые присутствуют на богослужении каждый день и уже имеют должную мотивацию и познания.

В заключение - снова о Христе. Господь со Своими апостолами, будучи иудеем, говорил не на иврите, а на вражеском арамейском, а апостолы писали на не менее вражеском греческом – не патриотично, скажете? Ну, наверняка Господь сталкивался и с такими обвинениями, но в том деле, ради которого Он пришел, язык был только инструментом...

При все моем уважении к творчеству Купалы, так сказать... Думаю, что оно в надежных руках, и о нем и без нас пока есть кому позаботиться на профессиональном уровне.
А вы, дорогие мои, любите друг друга! Ненависть не имеет права быть переведенной на белорусский. Если мы злы и недалёки, то какая разница, на каком языке мы говорим?


Tags: вопрос-ответ, политика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Несмотря ни на что

    Сегодня день памяти св. мученицы Пелагии Антиохийской. Дева Пелагия жила во времена гонений, организованных императором Нумерианом, правившим в…

  • Вечный покой!

    Отец Дмитрий Смирнов преставился. Царство ему Небесное! О этом батюшке было сказано и еще скажут много хороших слов – есть за что, слава Богу!…

  • Deus Magnus

    Мой собрат из Гомеля – отец Алексей Митрофанов – видит в гимне «Магутны Божа» сходство с маршем РОА «Мы идём широкими…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments