fr. Sergy Lepin, D.D. (serge_le) wrote,
fr. Sergy Lepin, D.D.
serge_le

Categories:

Спасение от иудеев

Давайте закроем глаза, подышим, успокоимся и представим: Иисус и самаритянка. Вокруг – раскаленная пустыня. Под их ногами – земля, которую их народы никак не поделят. Над их головами – небо, которое поделить еше сложнее, а хочется. За их спинами – столетия вражды и ненависти, а между ними – только колодец Иакова, отца двенадцати колен Израиля, общего предка самаритян и иудеев. Источник Иакова, выкопанный праотцом за 17 веков до описываемого события, и являющийся замечательным материализованным образом Священного Наследия...

Да, "спасение от иудеев" (Ин.4:22), аминь, но к данному моменту почему-то только у  одной самаритянской женщины с пикантным моральным статусом есть чем зачерпнуть из этого колодца. Разве это – не метафора? Еще какая! Ничуть не менее выразительная и не менее ясная, чем образ проклятой смоковницы.  Не только иудейские блудницы идут в Царство Божие вперед многих (см.: Мф.21:31), но и местные...
“Спасение от иудеев” – не потому, что иудеи в чем-то больше преуспели, чем самаритяне, а потому, что Он, Христос, был иудеем.


на иллюстрации: "Вода Живая", Valerie Sjodin, 2011,  Взято: ТУТ

Я сегодня на проповеди попытался рассказать своим братьям и сестрам об истории вражды между иудеями и самаритянами. Это не самый популярный гомилетический сюжет, но я рискнул. Никому не пришлось легко: ни мне, ни слушателям. Но я надеюсь, что во время проповеди никто не пострадал.
Расчитывая на это, я решаюсь на следующий шаг: поделиться теперь и с вами, дорогие мои читатели, этой грустной историей – уверен, она может оказаться очень поучительной. Вы не только поймете, почему “Иудеи с Самарянами не сообщаются” (Ин.4:9), вы не только осознаете всю провокационность образа милосердного самаритянина, но, может быть, увидите кое-что еще. Итак.

Писание относит зарождение самаритян к эпохе завоевания Израильского царства ассирийцами в 722–721 гг. до н. э., которое также сопровождалось насильственным переселение еврейского населения этого района в глубинные районы Ассирийской империи и поселением на их место «людей из Вавилона, и из Куты, и из Аввы, и из Хамата, и из Сфарваима» (2Цар.17:24). В правление последних царей Иудеи сохранившиеся жители бывшего Израильского царства продолжали поддерживать связь с Иерусалимом и Храмом (см.: Иер. 31:6), и, следовательно, самаритяне еще не были отдельной религиозной группой.
Вторая веха в истории самаритян -  586 год до н. э., когда Иерусалим был разрушен вавилонским царем Навуходоносором. Храм Соломона – главная святыня иудейского народа – так же был разрушен, а Ковчег Завета, Скрижали Закона, жезл Авраама были утеряны. Большинство жителей Иерусалима погибло, оставшиеся взяты в плен и в своем большинстве насильно депортированы в Вавилонию. Так начался 70-летний период вавилонского плена.
На место угнанных евреев новые оккупанты тоже переселили колонистов – многочисленных представителей других народов, которые также были порабощены в разное время и в разных странах.Так постепенно веками и складывалсь этно-религиозная группа, которую после назовут самаритянами. Основой для объединения этой группы послужили рассеянные остатки 10 колен, которые остались в Палестине – некоторые говорят, что это было примерно десятая часть выживших иудеев. В принципе иудеи на протяжении чуть ли не всей своей истории включали в себя и ассимилировали народы – ничего принципиально нового в этом нет.

Переселенцы ни в чем не виноваты! Они заложники обстоятельств и жертвы той же самой злой силы, что и иудеи. Они бы с радостью остались жить на своей родине в привычных для себя условиях, но история не дала им такого шанса.
Новообразовашейся народности поначалу пришлось не сладко. Они мучились на чужбине, долгое время не умея приспособиться к особенностям местных условий. Библия говорит, например, что новые поселенцы особенно страдали от нападений львов (см.: 4Цар.17). Колонисты размышляли над причиной своих несчастий и пришли к выводу: все дело в том, что они не знают законов Бога того народа, который когда здесь проживал. Переселенцы начинают религиозные поиски и, в конце концов, делают запрос в метрополию с просьбой помочь им разобраться с богословием иудеев. Царь повелел послать к самарянам священника из уведенных в плен израильтян, чтобы тот научил колонистов законам «еврейского Бога».  И самаритяне отзывчиво принимают новую религию. НО.

С одной стороны, иудейский народ не очень-то и проникнулся бедами колонистов, его духовенство не слишком усердствовало в проповеди им истинного Бога. Эмоционально евреев легко понять: представьте, кто-то из поселившихся в насильно отобранном у вас доме звонит вам и требует, чтобы вы помогли ему разобраться, как пользоваться вашей стиральной машиной… А с другой стороны, сами колонисты создали причудливую мешанину, добавляя в религию истинного Бога свои традиции, собственную редакцию Торы и даже стихийное идолопоклонство.
Тем не менее, самаряне – вся эта гремучая смесь множества народов – с течением времени была ассимилирована культурой небольшой горстки оставшихся здесь евреев, и, разумеется, решающими в этом деле оказались именно созидательные принципы Единобожия и истинного Богопочитания.

В исторических несчастьях всегда нужно стараться увидеть Промысл Бога, желающий познания Истины для каждого народа. «Задним числом» это сделать проще всего: лишенные свой родины переселенные в Иудею народы смогли приобщиться к вере в Единого Бога, а значит, они приобрели больше, чем потеряли. Разумеется, все эти соображения ни в коем разе не оправдывают чью-то агрессию и прочие преступления – речь здесь о другом.

Но на каждого агрессора найдется другой агрессор… В 538 году до н. э., Вавилонию захватывает персидский царь Кир Великий, который, как сообщает книга Ездры (гл. 1), издает декрет, позволяющий евреям вернуться на родину. Кир вряд ли был душкой – просто он был заинтересован, чтобы на границах с Египтом жил народ, который будет защищать свою землю как родную и видеть в персах не поработителей, а друзей и защитников.
Переселением руководил Зоровавель - персидский наместник Иудеи (Агг. 1:1). Под его началом переселилась первая партия репатриантов (42 360 человек — Ездр. 2:64). Сразу после своего возвращения иудеи возобновили жертвоприношения и с энтузиазмом принялись за восстановление Храма.

И вот однажды пришло к Зоровавелю «и к главам поколений» посольство от Санваллата, правителя самаритян, которое, задекларировав свое единоверие и братсво с евреями, высказало намерение принять участие в строительстве Храма. Однако евреи в ответ на искренне предложенную помощь грубо предлагают самаритянам отправиться в далекое пешее путешествие. Здесь мы уже можем говорить о полном размежевании двух народностей.
Самаряне им этого не простили и начали строить всякие козни. «И стал народ земли той ослаблять руки народа Иудейского и препятствовать ему в строении; и подкупали против них советников, чтобы разрушить предприятие их» (Ездр.4:2). В ход пошли доносы, кляузы, жалобы и клевета. В результате строительство Храма было заморожено на 15 лет (см.: Езд. 4:24). Но уже Дарий I (Агг. 1:15), разрешил возобновить работы и даже покрыл из своей казны расходы на строительство и регулярные жертвоприношения за свое благополучие.

А обиженные самаритяне построили свой собственный храм на горе Гаризим.
Почему именно там? Когда-то именно эта гора была назначена Моисеем для ежегодного чтения Закона, и здесь одна половина колен Израиля должна была произносить благословение на исполнителей Закона (Втор. 27:12; Нав. 8:33-35), тогда как на противоположной горе Гевал другая половина колен должна была проклинать его нарушителей. И вот здесь еще одно различие: по приказанию Моисея был устроен жертвенник из цельных камней, на которых были высечены 10 заповедей Господних (Втор. 27:2-8). Согласно иудеям, он находился на горе Гевал, а согласно самаритянскому Пятикнижию – на горе Гаризим. Самаритяне после неудавшихся попыток получить братское признание от иудеев стали считать «неканоничным» перенос главного святилища в Иерусалим, а вместе с этим – верить в ложность их культа.

Религией все не ограничилось. Во время Маккавейской войны за независимость против Селевкидского царства в 167-160 годах до н. э. самаритяне выступили на стороне селевкидов и участвовали в подавлении иудейского восстания. Иудеи победили, обрели независимость, а в 128 году с большим наслаждением разрушили храм самаритян, который до этого простоял около двух столетий.
Шанса отстроить свою святыню самаритянам не представилось. Во времена Иисуса, как и сегодня, гора Гаризим была не просто местом их эксклюзивного поклонения, но и символом религиозного, историософского, культурного и бытового противопоставления и сопротивления иудеям.

Тогда, когда вы читаете, как враги Иисуса заявляют Ему: «Не правду ли мы говорим, что Ты Самарянин и что бес в Тебе?» (Ин. 8:48), то вы должны понимать, что здесь произносятся самые страшные, самые низкие ругательства в Его адрес, которые можно было позволить в приличном обществе. Даже непроизносимые инвективы не могли так ранить порядочного еврея, как одно лишь сравнение его с самаритянином – настолько много в этом слове для сердца иудейского сплелось. В этом оскорблении можно видеть и желание припомнить Иисусу Его посещение самаритян.

Иудеи и самаритяне поругались не из-за территорий, нефти или золота. Они не поделили Бога и идентичность. Патриотическое и религиозное воспитание этих народов подразумевало культивацию обоюдного презрения. В преодолении вражды не помогла ни вера в Единого Бога, ни общность культур, истории и языка, ни наличие общих врагов – ничего! Напротив, все служило обратному: животной, нерациональной ненависти, доведенной до медицинских фобий. Самаритяне стали для иудеев нарицанием зла. Но они, иудеи, сами придумали это зло, породили его, удобрили, взрастили и не дали умереть.

Во всей этой истории есть очень важный месседж для политических и духовных элит нашего времени. А вместе с этим – и для каждого из нас. Ведь в ней проливается свет на тайну появления зла в нашей жизни.
Христос был не причастен этому злу. Все эти исторические и богословские «тёрки» являются ничем для Него и для всех, кто хочет поклонятся Богу в Духе и истине. Христос не собирается реанимировать замшелые богословские споры – Он просто идет в гости к самарянам. Для того, чтобы найти потерянное! Он физически, волюнтаивно преодолевает духовные преграды и не ждет догматических решений (которые появятся в Его смерти и воскресении и особенно наглядно - после разрушение Иерусалимского Храма). Самаряне – второй народ, который становится сопричастным Благовестию, и я думаю, что это является некоторым свидетельством небесплодности их чаяний и поисков: самарянской религии оказалось вполне достаточно, чтобы подогревать в своих последователях ожидание Мессии и жажду спасения. А что еще нужно?

Tags: воскресное, логотея
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments