fr. Sergy Lepin, D.D. (serge_le) wrote,
fr. Sergy Lepin, D.D.
serge_le

Category:

Так, размышлизмы

Был на одной конференции. Там много говорили о переводе богослужения на национальные языки. Кто-то за, кто против…
А я, как всегда – на линии отреза. Посередине.
1) Согласен на все сто, что славянский язык есть язык непонятный. Мне можно возражать сколько угодно, но вот последний мой довод таков: некоторые студенты 3-го курса СЕМИНАРИИ не могут адекватно перевести не только кое-какие молитвы («Иже херувимы…», «Взбранной Воеводе…» и др.), но и даже славянские тексты Библии. Все вокруг да около: либо очень приблизительно, либо на основании предварительного знания сюжета – уверен, что точно также они перевели бы с английского или немецкого. Нельзя так со Словом Божиим. Нельзя! Печально, но факт: определенная часть духовенства, как правило, не имеющая специального духовного образования, знает славянский чуть лучше, чем арабский. Чтоб славянский язык был понятным, а не только приятным, его нужно изучать – долго и глубоко, что не в сосотоянии обеспечить стандартные программы средних духовных учебных заведений.
2) Насчет, якобы, бедности русского языка, который, якобы, не способен вместить содержания… Чушь полная. В современном русском языке около миллиона слов, а славянском – не более десяти тысяч… Знаю, что существует проблема адекватности перевода подлиннику, но, друзья, славянский текст, за некоторым исключением, далеко не подлинник! Проблема есть, но она в том, что у славян были свои Кирилл и Мефодий, а у русских и белорусов – нет! Нужно молиться.
3) Мы говорим о важности славянского языка… Славянская Библия содержит сотни ошибок перевода и полностью игнорирует достижения современной библеистики. Существует множество комиссий по переводу Библии на всяческие существующие и не существующие языки, но слышали ли вы о работе какой-нибудь комиссии над славянским текстом? Я тоже не слышал.
4) Мы слишком наивны, если думаем, что белорусский язык понятнее славянского. Почти не возможно сделать общепринятый перевод на тот язык, о лексике, грамматике и орфографии которого до сих пор ведется столько споров. Хотя, хотелось бы надеяться, что для Беларуси возможен и другой вариант, как некогда в Германии и Финляндии – с появлением перевода Библии и богослужения появляется классический язык.
5) Было бы не верно непонятность богослужения полностью редуцировать к непонятности славянского языка. Церковь непонятна сама по себе. Церковь – это таинство Богочеловечности. Многое разумеется не умом, но сердцем. Ум только поднимает проблему. Здесь бедности славянского языка как раз достаточно для того, чтоб указать на проблему, общё определить ее, слепить, как пельмени (аккуратно, чтоб не вылезла начинка). Неясная приблизительность и метафорическая нечеткость славянских текстов как раз кстати для догматиков и богородичнов. Если четко и предельно точно выражать их содержание понадобится значительно больше, чем четыре-пять строк. Непонятность славянского более уместна, чем понятность и конкретность русского. Я люблю философию. Я люблю ее даже больше, чем богословие. Но это только философия. Увы.
6) Хоть на санскрите!!! Лишь бы не было войны.
Tags: Библия, логотея
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments