fr. Sergy Lepin, D.D. (serge_le) wrote,
fr. Sergy Lepin, D.D.
serge_le

Category:

Безделие опошляет

Есть такой документ: «Профессии, совместимые и не совместимые со священством».  Вот захотелось мне высказаться не столько относительно текста по ссылке, сколько относительно некоторых идей, в нем изложеных - ведь они давно витают в воздухе, существуя задолго до появления представленного документа.

Лично я считаю противной Евангелию идею, согласно которой труд для священника, помимо непосредственно исполнения пастырских обязанностей, является следствием его «сребролюбия» и «жажды наживы». Редко, когда настоятели городских приходов и кафедральных соборов подрабатывают еще где бы то ни было (они и на требы священнические ездят с неохотой, перепоручая это младшим). Как правило, дополнительным заработком озабочены клирики скудного достатка, и они имеют на это право, и право это не нуждается даже в дополнительном оправдании через отсылы на наличие у них жен, детей и тещи. По умолчанию люди трудятся совсем не потому, что они алчные твари. Общество, в котором нужно защищать право на труд, неполноценно - тоже по умолчанию.
Желание законным образом трудиться и ожидание законного вознаграждения своих трудов само по себе не является греховным. Желание иметь прибыль от совершаемых действий и жажда наживы и сребролюбие – не одно и тоже, несмотря на кажущееся языковое сходство.
Священник не просто имеет право кормить свою семью, но и ОБЯЗАН это делать как мужчина и глава семьи. Принятие духовного сана не поражает его в этом праве и не перераспределяет это право на третьих лиц. Имплицитные предположения того, что священник обязан жить в бедности при наличии возможности воспользоваться результатами мирного труда, считаю неэтичными - особенно, когда они исходят от тех, у кого все в шоколаде. Сама бедность и нищета может быть препятствием (в смысле: мешающим фактором) к исполнению пастырских обязанностей. Но некоторые товарищи, подозреваю, вообще не знают, что такое нужда и посему с ними трудно обсуждать не то что ценность и необходимость, а даже просто  возмжность и допустимость труда.

Желание трудится и «не сидеть на шее» у прихожан похвально – в чем нас и назидает сам апостол Павел, который трудился «на светской работе» не потому, что его плохо кормили прихожане, и не потому, что у него было слишком много свободного времени. А почему? Апостол сам отвечает на это вопрос: «[Мы] ни у кого не ели хлеба даром, но занимались трудом и работою ночь и день, чтобы не обременить кого из вас, не потому, чтобы мы не имели власти, но чтобы себя самих дать вам в образец для подражания нам. Ибо когда мы были у вас, то завещевали вам сие: если кто не хочет трудиться, тот и не ешь. Но слышим, что некоторые у вас поступают бесчинно, ничего не делают, а суетятся» (2Фес.3:8-11).
Напротив, является предосудительным именно злоупотребление властью и правом  жить за счет прихожан, которые, ввиду своей бедности\малочисленности\равнодушия\иное, не могут обеспечить достойный уровень жизни семье священника (условно: средний достаток по региону).

Некоторые священники озабочены идеей «дополнительного» труда отнюдь не по материальным причинам. Вот как я, например, озабочен преподаванием - сейчас я делаю это не ради денег (хотя, признаюсь, были и такие времена - моя жена тогда убирала квартиры у инвалидов и работала оператором АЗС). Когда меня журят за несданные отчеты и пугают тем, что лишат надбавки и заплатят на 10 долларов меньше, то я предлагаю в ответ забрать и все те 60 долларов, что они мне платят, но больше никогда не спрашивать про отчеты…
Кстати, как-то проф. Гаврюшин пророчествовал, что наступят такие времена, что священники сами будут платить за право преподавать в духовных школах или еще где-либо. Увы, при некоторых условиях для того, чтобы не одичать и не отупеть, священнику нужно быть или Макарием Великим от рождения или предпринимать что-то не связанное с исихазмом. И о таких условиях я знаю не по наслышке - так что не спорьте.


Перед тем, как начинать критиковать светский труд клириков, сначала логичнее было бы раскритиковать роскошь некоторых из них на предмет если и не соответсвия их достатка реально выполняемому ими духовному труду, то, хотя бы, их реальным трудовым доходам. Некоторые из не осквернивших себя мирским трудом духовных особ явно сами на столько не накрестили, не навенчали, не наотпевали, не напроповедовали, сколько они имеют -- они и чисто духовной работы столько не выполняют (ну, или там особые тарифы). Откройте глаза: ездит на бентли обычно не тот сребролюбец, что подрабатывает извозом или репетиторством!

Наши канонисты любят ссылаться на ГОСУДАРСТВЕННЫЕ законы давно исчезнувшей средневековой страны, совершенно не задумываясь, насколько уместны выстраиваемые ими аналогии сегодняшним днем. Недоверие к «светскому труду» священников, в целом не согласное со Священным Писанием, формировалось в определённых культурных и правовых условиях прошлого, когда духовенство получало по государственному закону регулярные суммы, взымаемые с населения в виде церковных налогов. Священник, по закону являсь госслужащим, как и другие госслужащие, может лишаться права на те или иные виды дополнительной деятельности -- например, как сотрудникам налоговых служб нельзя заниматься бизнесом, что логично. Если священник, условно говоря, получает десятую часть доходов его прихожан и в той же мере, что и другие его собратья, то последним на самом деле может показаться странным желание священника заполучить что-то еще сверх этого. Более того, духовенство, освобожденное от податей, оказывается в условиях позитивного неравенства как в конкуренции производимых товаров и услуг, так и в борьбе за рабочие места, что может видеться нечестным и вызывать недовольства конкурентов. Но нынешние реалии существования Церкви совершенно иные!

Нужно разграничивать честный и благородный труд клириков от злоупотребления правом на этот труд: одно дело, когда труд священника мирно решает его потребности (а иногда еще и потребности прихода!) без ущерба и даже с пользой для его служения, и другое, когда народ Божий остается без служб, треб, а церковные дела оказываются без надлежащего внимания – и во втором случае уже совершенно не важно, на какой работе трудится священник: разносит хлеб инвалидам, продает айфоны, или даже просто лежит на диване.

Ничем не оправданным и никак не согласующимся с Преданием и историей Церкви, а также практикой других Поместных Церквей является запрет священникам быть врачами. Даже угроза гибели пациента не является основанием для такого запрета (уверен, что в большинстве случаев и даже гибель). Лишать кого бы то ни было права быть священником можно только на основании УЖЕ совершенных преступлений, а настаивать на оставлении какого-либо занятия при принятии сана нужно на основании безнравственности и предосудительности занятия (коим врачевание не является), или в ситуации, когда занятие не дает возможности совместить его с исполнением пастырской деятельности (по примеру апостолов, которые однажды отказываются от святого и бесспорного дела благотворительности в пользу проповеди и избирают дьяконов (см.: Деян.6:2-7). Если врачебная нагрузка не создает предпосылок для соответствующих опасений, и если эти опасения не реализуются, то подобная запретительная мера сама является безнравственной: запретить человеку врачевать не есть то же самое, что запретить ему разгружать вагоны -- вот так просто на ровном местя взять и обломать человеку крылья...
Священник и в других профессиях и занятиях может быть потенциальным виновником смерти. Например, мы же не запрещаем священнику управление транспортным средством. Необходимо отличать ситуацию, в которой священник не смог помочь пациенту, от той, в которой он убил пациента. Как и в случае со смертью в ДТП, мы можем говорить лишь о потенциально возможном запрете в священнодействии священника-врача, если он будет осужден за убийство пациента, но не о обязательном поражении священника в праве быть врачом. Это же можно сказать и о том священнике, которые решил подработать на стройке - ведь и там он может неудачно уронить кирпич. Я уж молчу о том, что не ровен час, и можно какого-нибудь сердобольного человека не допустить до причастия и тот, расстроившись или вознегодовав, возьмет и помрет у аналоя...
Ничем не оправданным является огульный запрет бизнеса вообще. например, клирикам даже канонами дозволяется продажа изделий собственных рук! А частное предпринимательство и ремесленничество – это тоже масштабная разновидность бизнеса! И чем сущностно отличается ситуация, когда священник купит кусок ткани, сделает из него пиджак и продаст его, от той ситуации, когда священник просто купит кусок ткани и продаст его в таком же куске, но в другом месте? Почему первое разрешено для священника, а второе – нет? Наличие пиджака в торговой схеме делает ситуацию какой-то сущностно иной для наших законников? Из-за отсутствия «волшебного пиджака», что ли, священник не сможет достойно исполнять свои обязанности? Вы серьезно??
Или почему, нанимая человека в качестве бухгалтера на приход, священник ничем не погрешает, а нанимая бухгалтера себе в фирму по торговле сплетенными им же палатками, он уже что-то нарушает и уже  что-то с чем-то начинает пересекаться? Какое-то жалкое и, к тому же, низкопробное фарисейство!


Завтра на литургии мы услышим: «Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть» (Мф.6:24). Возможно, кое-кто думает, что он и есть один из упоминаемых господ, и просто пытается устранить конкурентов...

Ну и в качестве иллистрации небольшой репортаж о моем друге https://people.onliner.by/2017/02/01/mc-sviaschennik

Tags: логотея
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments