fr. Sergy Lepin, D.D. (serge_le) wrote,
fr. Sergy Lepin, D.D.
serge_le

Category:

Святые несвятые

Говорят, в обществе увеличивается расслоение на бедных и богатых. Подозреваю, что увеличивается и расслоение на умных и глупых. Увеличивается даже само число параметров, по которым возможно расслоение.
А еще увеличивается расслоение между святыми и... грешными (оставим пока это слово).
И, вроде, так и должно быть: апостол ведь говорит: «Не преклоняйтесь под чужое ярмо с неверными, ибо какое общение праведности с беззаконием? Что общего у света с тьмою?» (2Кор.6:14). История – это немая женщина, просеивающая муку: ее характерные движения будут продолжаться до тех пор, пока в сите не станется один мусор, и пока чистая мука не окажется вне сита. Однажды настанет время, когда добро и зло окончательно разделятся – это и будет конец истории, ибо дальнейшее ее продолжение потеряет всякий смысл. Немая женщина уйдет.

Но я говорю о другом разделении – разделении внутри самой Церкви.
Мы как-то быстренько и удобно разделили христианский мир: на тот, что на иконостасе и в житиях, и на тот, что в нас и между нами. Мы все для себя решили: ну, мы же не святые – куда нам со своими ликами да в калашный ряд! Нам вот бы свечечку поставить, попоститься пару деньков, причаститься там сям – и довлеет нам. Святые угодники – они там пусть молятся за нас, а мы тут как-нибудь, с краюшку… А тем временем разделение на сакральное и профанное нормально ровно до тех пор, пока граница между тем и другим совпадает с границей Церкви и не-Церкви.
Мне думается, что День Всех Святых – это подходящее время, чтобы поговорить о святости, при том в том ключе, чтобы каждый понял, что тема святости значительно шире в одном отношении и значительно уже в другом и, самое главное, напрямую относится к нам, в том числе и как… к ее носителям: День Всех Святых есть не только день всех канонизированных и неканонизированных угодников, но еще и твой, и даже мой день -- это торжество Всей Церкви, которая и есть то же самое, что и Все Святые, объединенные Духом Святым во славу Отца и во главе с Сыном. По слову свт. Илариона (Троицкого): «Вне Церкви нет спасения», а согласно св. Иоанну Кронштадтскому, «Церковь – Божественное общество святых» и никого другого там нет.  Вопрос о том, кто спасётся, аккуратненько превращается в вопрос о том, кто свят.

Все святые – это люди из плоти и крови (см.: Деян. 10:25-26; 14:15).  Никто не свят по своей природе. Священник на литургии однообразно вынимает частички из просфоры не только за живых и умерших (по умолчанию признающихся грешными) – но и за всех святых, начиная с самой Пречистой Богородицы, ибо и Она обрела спасение через Боговоплощение, ибо и Она нуждалась в Искупительной Жертве Своего Сына, а значит Бескровная Жертва приносится и от Ее имени. После преложения Св. Даров священник прямо говорит в своей молитве, что он приносит «словесную сию службу изрядно» (особенно) о Богородице, и, помянув святых, только потом, «через запятую» поминает «всю Церковь» и «вся ны» -- во всем нашем многообразии чинов, званий и жизненных обстоятельств. Мы все -- в одном строю со святыми!
«Твоя от Твоих Тебе приносяще о всех и за вся». «Все и вся» - и есть Церковь, начиная с деисусного ряда иконостаса и кончая прилежащей территорией храма... «Един Свят, един Господь Иисус Христос, во славу Бога Отца. Аминь» - именно эти слова поет хор во время Литургии в ответ священнику на его слова «Святая – святым», которые он провозглашает при вознесении Тела Христова перед тем, как раздробить его на мелкие частицы для причащения народа. Только Бог свят. Никто, кроме Бога, да святится Имя Его! «Кто, как Ты, величествен святостью, досточтим хвалами, Творец чудес?» (Исх. 15:11). В самом конце литургии священник возьмет все частички, извлеченные при поминании как святых, так и несвятых, и опустит их в Чашу со словами «Омой, Господи грехи всех здесь поминаемых нами Честною Своей Кровью, по молитвам твоих святых» - иными словами, по молитвам всей Церкви за саму себя.

Святость - один из сущностных атрибутов Божиих и Его отличительная черта. Именно поэтому в языке Ветхого Завета даже нет отдельного прилагательного «божественный» - кто может быть еще божественным кроме Бога? Никто! Тогда к чему тогда все эти масляные масла и прочие тавтологии?
Но Бог являет Свою святость во времени и пространстве, а также в динамике истории развития мира и взаимоотношений Бога и человека. «Свят, Свят, Свят Господь Саваоф! вся земля полна славы Его!» (Ис. 6:3). Вся! И Бог Свят в том числе не только «абстрактно», но и как «Святый Израилев». Посему некоторые места (например, Храм), времена (субботы, праздники, время молитвы), вещи (предметы культа), люди (священники, пророки, первенцы, назареи) и даже животные  (жертвенные) – все, что «связанно» с возможностью обнаружить Божественную святость и послужить ей (культ), становятся святыми в своей вовлеченности и сопричастности. Это несколько «другая» святость. Другая в кавычках – потому, что ничто из обладающего этой святостью парадоксально не является Богом, и в то же время нет никакой иной святости, кроме святости Бога, и все святое лишь отражает Божественную Святость, как планеты отражают солнечный свет. Это -- отраженная святость, производная святости Бога, святость «по благодати», а не «по естеству».
Но тем не менее, логика Откровения подсказывает нам, что Святость Бога – не то, что только созерцается. Это еще и нечто, требующее переживания, усвоения, сопричастности и трансляции. «Я - Бог, а не человек; среди тебя - Святый" (Ос 11. 9)». Святый Бог и Его святые не «где-то там», а в Церкви - СРЕДИ нас, а не просто над нами и тем более не вне нас (тут осторожнее). Святость Бога – в Церкви. «…Христос возлюбил Церковь… чтобы представить ее Себе славною Церковью, не имеющею пятна, или порока…» (Еф. 5:25,27).

Нельзя войти в воду и не стать мокрым. Нельзя войти в Божественность жизни Церкви и не стать святым. Поэтому Бог обещает, заповедует и даже требует святости от человека: «И будете у Меня людьми святыми» (Исх.22:31), «Святы будьте, ибо свят Я Господь, Бог ваш» (Лев.19:2), «Освящайтесь и будьте святы, ибо Я свят … Итак будьте святы, потому что Я свят» (Лев.11:44-45), «Освящайте себя и будьте святы, ибо Я Господь, Бог ваш, [свят]» (Лев.20:7), «И святый да освящается еще» (Откр.22:11).
Отказываясь от претензии на дерзновение называться святым, мы отказываемся от христианства - никто не свят, как Бог, аминь, но и, -- на минуточку! -- тогда и собственно христианином является только Христос (опять же, «по естеству», а не «по благодати»). Без святости не может быть членства в Церкви.
Господь призывает всех нас: «Будьте совершенны (т. е., святы), как Отец ваш совершен» (Мф.5:48). Поэтому апостолы неоднократно призывают своих читателей к святости, например: «Старайтесь иметь мир со всеми и святость, без которой никто не увидит Господа» (Евр.12:14), «Совершенно уповайте на подаваемую вам благодать в явлении Иисуса Христа… по примеру призвавшего вас Святаго, и сами будьте святы во всех поступках. Ибо написано: будьте святы, потому что Я свят» (1Пет.1:13,15,16). Но в месте с этим апостолы не дожидаясь, пока у их последователей засияют нимбы и прорежутся крылья, называют их святыми, без исключений, обращаясь ко всех их полноте.
«Вы народ святой» (1Петр.2:9) – так не об исключениях, но обо всех христианах говорит апостол Петр. Или апостол Павел, который с обращений к святым начинает послания к Римлянам, Ефесянам, Филиппийцам и Колосянам (см. Рим. 1:7, Еф.1:1, Филип.1:1, Кол.1:2), или, наоборот, закачивает: «Приветствуйте всех наставников ваших и всех святых» (Евр. 13:24). Заметьте, апостол Павел, адресуя свое послание к Коринфянам, определяет своего адресата так: «Церкви Божией, находящейся в Коринфе, освященным во Христе Иисусе, призванным святым, со всеми призывающими имя Господа нашего Иисуса Христа» (1Кор.1:2), но дальше он достаточно жестко обличает этих святых: «Отрезвитесь, как должно, и не грешите; ибо, к стыду вашему скажу, некоторые из вас не знают Бога» (1Кор.15:34). Есть вещи, приличные святым, а есть не приличные, о которых и говорить стыдно, и которых даже не должно быть среди нас, «но тем не менее»  -  пятая глава к Ефесянам обличает не какой-то там «бездуховный Запад», а членов коринфской общины.

Общество святых – это синоним церковной общины. «А теперь я иду в Иерусалим, чтобы послужить святым» (Рим.15:24), «Для меня впрочем излишне писать вам о вспоможении святым, ибо я знаю усердие ваше … Каждый уделяй по расположению сердца, не с огорчением и не с принуждением … Ибо дело служения сего не только восполняет скудость святых, но и производит во многих обильные благодарения Богу» (2Кор. 9:1,2,12). Сегодня святым принято только молиться, однако апостолы призывали еще и молиться за святых – что, собственно говоря, мы все делаем (в разных смыслах), но не все об этом догадываемся: «Молитесь во всякое время … со всяким постоянством и молением о всех святых» (Еф.6:18). Апостолы, эти святые избранники Божии, сами просят молитв о себе: «Братия! молитесь о нас» (1Фес.5:25, см. также 2Кор.1:11, 2Фес.3:1, Кол.4:3, Евр.13:18, Флп.1:19 ) – и все потому, что каждый христианин должен осознавать необходимость как личных молитв за ближнего, так и молитв ближнего о нем - «молитесь друг за друга» (Иак. 5:16).
Так что, братья святые, не забывайте там хоть изредка поминать меня и мою общину в своих молитвах. За одного меня, наверное, молиться мало смысла – это как молиться за спасение одного капитана подводной лодки… ну, вот как-то так.

Tags: воскресное, логотея, праздничное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments