fr. Sergy Lepin, D.D. (serge_le) wrote,
fr. Sergy Lepin, D.D.
serge_le

Category:

Достоинство и долг

Одной из особенностей англиканского учения является провозглашение догматического значения богослужебных текстов. «Как молимся, так и веруем - как верим, так и молимся» - отсюда огромное значение исторических споров о содержании «Книги общих молитв», которая является «символической книгой» – доктринальным источником Англиканской церкви.
Я не знаю, на сколько безупречно эта идея воплощена на практике, и совсем не припомню, чтобы где-то подробно разбиралась эта особенность англиканства в свете учения Православия. Но я и не специалист по православно-англиканским отношениям и даже не знаю, имеются ли эти отношения вообще… Мы не «воюем» с англиканами, поскольку, во-первых, наша брань не против плоти и крови, а во вторых, наши жизненные и богословские миры не часто пересекаются -- разве что только странным образом в теме рукоположения жен и педерастов.

Разумеется, богослужение – часть святоотеческого Предания, Традиции. Но вместе с тем, как мне кажется, в некоторых текстах богослужебных книг содержится больше возвышенной поэзии (ох, уж эти греки!), чем догматической безупречности или, хотя бы, той же однозначности.

Вот например.
Вчера я как завис над этими словами вечерней молитвы св. Иоанна Дамаскина, так вот и вишу до сих пор:
«Господи, или хощу, или не хощу, спаси мя. Аще бо праведника спасеши, ничтоже велие; и аще чистаго помилуеши, ничтоже дивно: достойни бо суть милости Твоея».
К этому можно еще и присовокупить: слова из Восьмой утренней молитвы (автор не известен): «И паки, Спасе, спаси мя по благодати, молю Тя; аще бо от дел спасеши мя, несть се благодать, и дар, но долг паче…»

Не обращали ли вы на некоторое формальное несоответствие этих текстов букве православной сотериологии? Никто не достоин спасения – спасение есть прощение, «потому что все согрешили и лишены славы Божией» (Рим.3:23), и мы спасены через веру, и сие не от нас, но Божий дар (см.: Еф.3:4-10). «возмездие за грех – смерть, а дар Божий – жизнь вечная во Христе Иисусе, Господе нашем» (см. Рим, 6:23) Бог дарует нам прощение, спасение, таким образом, не наделение заслуженным, а подарок. Хотя не сложно заметить, что данный фрагмент молитвы отдаленно соотносится с мыслями апостола Петра «Если праведник едва спасается, то нечестивый и грешный где явится?» (1Петр 4:18) и апостола Павла: «И в знаменитых чем-либо, какими бы ни были они когда-либо, для меня нет ничего особенного» (Гал.2:6).

Что касается утренней молитвы. Добрые дела, отсутствие которых автор у себя смиренно признает, и вера, на основании которой автор просит его помиловать – это гуд. Но вот идея «Божественного долга», согласно которой, если бы у автора были бы добрые дела, то Бог был бы его должником – это ни в какие ворота, хотя и может быть парафразом Рим.4.4: «Воздаяние делающему вменяется не по милости, но по долгу». Даже о добродетельном Аврааме сказано там же, что его спасение не от дел, а от его веры - у него не было таких дел и такой правдености, по которой он мог бы спастись. Но единственное дело, на основании которого можно выражаться в категориях долженствования по отношению ко спасению (т.е., чего-то несомненного, обязательного, подлинного) - это крестное дело Иисуса Христа и никого более.

«Я едва ли могу убедить себя в существовании какого-либо дела, которое в качестве должного требовало бы воздаяния от Бога» - пишет Ориген. - «Сам факт того, что мы способны что-либо делать, мыслить или говорить, происходит благодаря Его дарованию и Его щедрости. Посему какой долг может иметь Тот, Кто еще раньше дал нам взаймы? Вот почему требуется рассмотреть, не следует ли слова Павла: Воздаяние делающему вменяется не по милости, но по долгу, понимать скорее как долг по отношению к злому деянию. Как ты обнаружишь, грехи часто называются в божественных книгах «долгами» подобно тому, как Сам Господь научил нас говорить в молитве: Прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим» (Мф. 6:12; Лк. 2:12).

Блаженный Августин замечает по поводу «долга»: «Когда Павел говорит: Воздаяние делающему вменяется не по милости, но по долгу, он имеет в виду то, как люди вознаграждают людей. Бог воздал благодатью, потому что Он дал ее грешникам так, чтобы через веру они могли жить праведно, то есть творить добро. Так что добро, которое мы творим, приняв благодать, принадлежит не нам, но Тому, Кто оправдал нас благодатью. Ибо если бы Бог желал воздать нам должное, Он бы нас наказал, чего и заслуживают грешники». Ад со всеми его прелестями, таким образом, - единственно справедливый долг, да и то... и он есть результат Божественного милосердия.

Если Бог спасет меня, то по вере (которая без дел мертва), если я буду осужден, то по делам (которые не по вере).

Но, тем не менее, Златоуст спокойно пишет по этому же поводу в толкованиях на послание к Римлянам невразумительное для меня: «верующий имеет должником Бога»... Хотя... если таинство Крещения истолковывать в категориях договора между Богом и человеком, где от имени Бога выступает Его Церковь в лице священника, а от имени крещаемого либо сам крещаемый, либо его поручители (ввиду недееспособности за недостижением совершенного возраста), то да, по результатам договора наступают взаимные обязательства... Конечно, при необходимости лично я могу найти способ согласиться и с этим... Тем более, кто я отлично знаю таких людей, которым все вокруг должны и Бог -- тоже, и на Страшном суде еще не поянтно, кто кого будет судить.

Православие.ру на всякий пожарный обходит толкованиями этот фрагмент утренней молитвы, а Богословы.ру делает её «корректирующий» перевод: «Ведь если бы Ты за дела мог спасти меня, то это не было бы милостью и даром, а скорее долгом» (прямой перевод выглядит так: «...Спаситель, спаси меня по благодати, молю Тебя; ибо если ты спасешь меня за дела, то это не благодать, но, скорее, долг» - как в анекдоте: «крокодилы, конечно же, летают, но как-то так низко-низко»; по сути переводчики просто предлагают свой вариант исправления ошибки, содержащейся в букве славянского текста. И, имхо, правильно делают. Зачем писать одно, а понимать другое? Не проще ли сразу написать то, что нужно понимать? Бог может все, что хочет, но можешь ли ты сотворить такие дела, чтобы твое спасение по их результатам было «скорее долгом», чем благодатью? Нет? Хорошо. А кто может?
Подозреваю, что боязнь переводов в нашем обществе - частично представляет собой неосознанную позицию страуса: перевод оголяет некоторые смысловые проблемы, которые удобнее игнорировать и генерировать высказывания-адапторы, задающие хоть какую-то возможность сделать «неточную фразу» более-менее правдоподобной.
Хотя, стоит глянуть греческий текст: возможно, просто крив славянский перевод. Но опять же, правка славянского текста... а тут еще у нас собрались биометрические паспорта вводить. Короче, получится следующий сезон ужастика под названием "Книжная справа" и очередной приход еще одного антихритЪа...

---------------------------
На иллюстрации: икона св. Феликса, апотосла Востояной Англии, Память 8/21 марта

Tags: логотея
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments