fr. Sergy Lepin, D.D. (serge_le) wrote,
fr. Sergy Lepin, D.D.
serge_le

Category:

Слово о слове

Почему праздник Крещения Господня назван еще и Св. Богоявлением? Оттого, что Три Ипостаси были явлены миру в сем славном событии евангельской истории. Бог-Сын стоял в водах Иордана, Бог-Дух – «в виде голубине», Бог-Отец явил Себя в голосе, раздающемся с разверзшегося неба. А ведь и вправду интересно: Отец явил Себя в материи голоса и в духе смысла!. Конечно, здесь нельзя говорить ни о каком бы то ни было воплощении Отца и материализации Духа. Именно поэтому св. Дееписатель подмечает, что Дух снизошел на апостолов в день Пятидесятницы в шуме КАК БЫ несущегося ветра и в КАК БЫ огненных языках почил на них (см.: Деян.2.2-3). Св. Иоанн Златоуст, говорит, что сказано «как бы», что бы удалить нас от всякой мысли, что явление Духа имеет что-либо чувственное [материальное]. Это замечание святого отца, думаю, стоит учесть при понимании и повествования о Богоявлении. Но не будем отвлекаться…
Если слова-голос явили нам над Иорданом Отца, то это значит, что наши слова являют нас. Они являются нами вне нас – выражают нашу сущность вне нас самих. Слова – это мы вне своей сущности. Откроем Евангелие и прочитаем изречение ныне Крещаемого: «Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда» (Мф.12.36). Что это – мелочное цепляние за слова? Придирки? Не думаю.
Слово – это материя (волна) и дух (смысл). Человек – душа и тело. Слово – образ человека, всей его духовно-материально конституции, его удостоверение личности, база данных его жизни. Слово кажется нам чем-то пустяковым и неважным – но это именно как раз оттого, что мы сами такими и являемся: пустяковыми и неважными!
Иногда мы не видим в своих словах никакой нравственной-духовной составляющей – ибо плоть есьмы. Иногда, напротив, мы не видим в словах ничего материального – только отнюдь не от чрезвычайной духовности, а от того только, что железобетонный образ века сего и соответствующее ему житие наше, делает нас нечувствительными к более тонкому бытию. А вы представьте: на Страшном суде мы все предстанем перед Богом и друг другом в своем теле. Но тело это станет особым: хоть и материальным оно будет, но одухотворенным, «более тонким». Если сейчас тело заключает душу, то там душа будет заключать тело. Тело уже не скрывать будет наше нутро, а подчеркивать его. Все нами надуманное, наговоренное, «нажеланное», «намечтанное» будет такой же частью нашей природы, как сейчас частью нашей природы является наша кожа. Именно тогда мы увидим и себя и других в истинном свете – в свете Правды Божией. Представьте себе, какими мы будем тогда «красавцами»!
Слово, как внутренне содержание нашего сознания, являет нам большую область для проявления свободы, чем наша «внешняя» жизнь, а именно от того наши слова, а не поступки даже, в большей степени свидетельствуют о том, кто мы есть на самом деле (правда, слова тоже иногда являются лишь поступками). Ну а пока только Бог знает сердце человека, «и нет твари, сокровенной от Него, но все обнажено и открыто перед очами Его: Ему дадим отчет (Ев.4.12-13). Только Он и судить может, а мы – только осуждать. А мы же от слов своих оправдаемся, и от слов своих осудимся (см.: Мф.12.37). Одно только остается нам: молиться вместе с пророком: «Положи, Господи, охрану устам моим, и огради двери уст моих; не дай уклониться сердцу моему к словам лукавым (Пс.140.3)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments