fr. Sergy Lepin, D.D. (serge_le) wrote,
fr. Sergy Lepin, D.D.
serge_le

Category:

Кто на свете всех милее?

Политика – она ослепляет. Древние иудеи не приняли Иисуса из Назарета, не узнав в Нем Христа, по причине отсутствия у Него четкого плана выхода из кризиса, наличия недепутатской внешности, а также за Его нежелание возглавить национально-освободительное движение против западного однополярного мира.
Но есть и обратное влияние: религия, которая ослепляет человека, и не дает ему адекватно воспринимать даже тривиальные факты окружающей реальности. Вот, как раз вчера, об этом мы читали в Евангелии: «Тогда сказал Иисус к уверовавшим в Него Иудеям: если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики, и позна́ете истину, и истина сделает вас свободными. Ему отвечали: мы семя Авраамово и не были рабами никому никогда; как же Ты говоришь: сделаетесь свободными?» (Ин.8.31-33). И это говорят представители народа, который кто только не порабощал: и египтяне, и вавилоняне, и ассирийцы, и греки. Собственно говоря, и во времена Христа они были порабощенными римлянами. Иисус в своем ответе избегает политических тем, но касается самого больного для иудеев: их внутреннего самолюбия и психологической свободы, которую, как они считали, у них не отнимет никто и никогда, и последовательно показывает им, что они «рабее» всех рабов.
Избегая политики, Он не стремиться избежать разногласий во имя мира -  наоборот, Он хочет словом достать соплеменников там, где их никак не могло достать оружие поработителей. Это слово "не вместилось" в них и они, «уверовашие в Него», за это искали убить его – физически, а не словом, ибо не было у них такого слова: «Кто из вас обличит Меня в неправде? Если же Я говорю истину, почему вы не верите Мне? Кто от Бога, тот слушает слова Божии. Вы потому не слушаете, что вы не от Бога. На это Иудеи отвечали и сказали Ему: не правду ли мы говорим, что Ты Самарянин и что бес в Тебе?» (Ин.8. 46-48).

И, кстати, о самарянах, вернее, о самарянке – о ней читали мы Евангелие сегодня. Прочтите Ин., 12 зач., IV, 5-42... Прочитали?

Я вот сейчас вспомнил себя месяц назад покупающим пластиковые трубы для вытяжки и еще какую-то необходимую к ним ерунду в строительном магазине (у меня был список, а как это всё выглядит я не знал). Женщина-продавец, пытаясь при внезапно хватившем меня припадке косноязычия выяснить (в том числе и для меня самого), что же именно мне надо, в конце концов порекомендовала прихватить в соседнем ряду еще и рукавицы. Зачем? «Как зачем! Ну а как же вы своими такими белыми ручками, да трубы… ха-ха-ха!».

Лично я, когда читаю зачало о Самарянке, вижу у колодца такую ушлую второй молодости бабенку-хохотушку, которая за словом в карман не лезет, и которой палец в рот не клади. Есть в ней что-то такое народное, знакомое, узнаваемое в некоторых "наших" женщинах: простота и остроумие, лекгомысленность и серьезность, грешное и добродетельное - всё вперемешку...
Наслаждаясь превосходством своей ситуации, она пытается, как бы мы сказали сегодня, со смаком и оттяжкой троллить Иисуса – притом, не со зла, а от скуки и развлекаясь. Уверен, что она, в конце концов, с удовольствием дала бы Иисусу попить (ей совсем не жалко!), но не сразу… Поначалу в ее ответах только женская насмешка.
Тема ее подколок понятна: как же Он, весь из себя такой видный и правильный иудей, просить пить у нее, такой неправильной нехорошей самарянки? Никак на комплименты напрашивалась. Но «Иисус сказал ей в ответ: если бы ты знала дар Божий и Кто говорит тебе: дай Мне пить, то ты сама просила бы у Него, и Он дал бы тебе воду живую. Женщина говорит Ему: господин! тебе и почерпнуть нечем, а колодезь глубок; откуда же у тебя вода живая?». "Ой-ой-ой, посмотрите на него: попить он мне даст!" И – внимание! -  женщина заходит на второй круг атаки: «Неужели ты больше отца нашего Иакова, который дал нам этот колодезь и сам из него пил, и дети его, и скот его?». Напомню, что самаряне и иудеи соперничали за наследие Иакова (самаряне говорили, что Иаков был украинцем, а иудеи – что он был русским, или наоборот, я забыл). «Отца нашего Иакова» - обе народности родственные, но вполне возможно, местоимение «нашего» здесь женщина употребляет не в объединяющем смысле, а в противопоставляющем: Иаков наш, а не ваш.
Место было пустынным и уединенным. В принципе, окажись на месте Иисуса кто-то другой, то тетеньке могло не поздоровиться, но она понимала, что перед ней стоит добрый, безобидный и к тому же очень уставший человек. Вокруг - пустыня, колодец - глубокий, а черпало есть только у нее…

Нет, комплиментов женщина не дождалась – напротив, она была обличена во грехе. Шутки кончились, разговор пошел очень серьезным, но тема по-прежнему формировалась вокруг все той же проблемы противоречий между двумя народами. Господь не собирается выплескивать на собеседницу море "иудейских" аргументов. Он кротко замечает: спасение – от иудеев, поскольку Он – иудей, и в Нем – спасение. Он есть начало новой эры, когда вопросы раздора потеряют свою силу. Должны потерять свою силу. Но потеряли ли?
«Несть иудей, ни эллин» (Кол.3:11), да! Зато как-то неожиданно в некоторых местах появляется русский и нерусский… Я вот тут прочитал и опечалился... С такими друзьями никаких врагов не надо. Но это так, вместо иллюстрации.

------------------------------
на иллюстрации: Елена Черкасова: "Самарянка". 2000. Холст, масло
Tags: Библия, воскресное, логотея, политика, праздничное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments