fr. Sergy Lepin, D.D. (serge_le) wrote,
fr. Sergy Lepin, D.D.
serge_le

Categories:

Новогоднее...

Уфф, я вернулся! Вы меня еще не забыли? С Новым годом вас всех, друзья! Пусть Бог пошлет Вам всё, чего Вы хотите, при условии, конечно, что Бог тоже хочет для Вас того же. Исполнение или неисполнение желаний – это очень важно. Ведь в некотором смысле мы и есть то, чего мы хотим.
Кстати, о Новом годе… Ща я вам расскажу, как я его провел.
Всех нас расселили по семьям, проживающим в разных местах и в разном отдалении от Роттердама. Я в составе группы из 4-х человек оказался в баптистской семье предпенсионного возраста (он – программист, она – медсестра, младшая дочь – студент-биохимик), проживающей - я даже не буду пытаться это выговорить - в Oegstgeest. Встречали очень радостно и приветливо, улыбаясь, как и положено, во все прекрасно сохранившиеся тридцать два. Жить пришлось на неотапливаемом мансардном этаже ака чердак, на который нужно было взбираться почти по вертикальной лестнице (наши спутницы жили этажом ниже). Что могли то и предложили, без обид, как говорится.
На завтрак приходилось есть вареное яйцо, булку с маслом и сыром (при словосочетании «голландский сыр» у меня не возникает никаких эмоций) и пить чай, который, впрочем, был не чаем, а какой-то заваренной травой. Обедали мы в разных местах и в разных городах. По вечерам же нам опять предлагали тот же чай, но уже с чипсами и шоколадными орешками. Беседы наши не особо отличались глубиной и содержательностью: Лукашенко, снег, кто кем работает и где.
Очень непросто привыкнуть и к мимике собеседников: она какая-то гротесковая, без полутонов, напрягающая и в ответ так же обязывающая широко улыбнуться. Я, за день выходившись до полусмерти, ждал, когда ж можно уже будет идти спать. А уходя, мы еще до двух-трех ночи продолжали жаркие беседы между собой – благо расселился я со старым хорошим другом-историком. А подъем в семь…

Но вот, значится, приближается Новый год. Нас посадили за праздничный стол. Все при полном параде, ну, или почти при полном (на мне был только подрясник и крест). Горят свечи, общее освещение приглушено. Хозяин предложил мне прочитать молитву. Я собирался прочитать «Our Father, но, сам не знаю почему, прочиталось «О Heavenly King». Все сказали «Amen», а хозяин еще похвалил меня: мол, молодец я, хорошо сказал.
Хозяйка ставит на середину стола огромную кастрюлю. Хозяин торжественно открывает ее и накладывает из нее… макароны то ли по-флотски, то ли еще не пойми по-каковски. Записать все это предлагалось простой водой, налитой в винные бокалы.
Когда после очередного предложения еще немного подлить я ответил отрицательно, то у меня спросили: «Ну, может, тогда колы?»
Все наелись и напились, хозяйка подала хозяину Библию, тот вернул предложенную ему книгу и сказал, чтоб та подала ему ее же, но на английском, которая лежит там-то и там-то. Подала. Тот открывает какой-то псалом и начинает читать. Большей части я не понял – с одной стороны, у меня очень серьезные траблы с аудированием, а с другой… видать, вода подействовала, и я уже пребывал в легкой степени невменяемости.
После этого хозяева начали петь кант на нидерландском языке…
Знаете, вот некоторые говорят, что мы, белорусы, угрюмые и не жизнерадостные. Станьте в очередь, господа! Да у нас похороны веселее проходят!

Закончив петь, нам предложили одеваться. «Что, пойдем смотреть праздничный салют?» - поинтересовалась наша спутница и несколько взбодрилась. Выяснилось, что нет, не салют. В новогоднюю ночь нас поведут смотреть… дом, в котором укрывался Спиноза во время гонений.
В общем, Новый год по минскому времени и застал нас за этим радостным занятием: за внимательным осмотром сего замечательного строения. Голландцы, завидев нашу радость, с которой мы поздравляли друг друга, поняли, что привели нас сюда не зря. Слава Богу, что философ укрывался неподалеку и далеко идти не пришлось.
Вскоре мы вернулись обратно и опять сели за стол – на этот раз ненадолго. Нам предложили сливки с вишней, несладкие и жесткие пампушки с изюмом, и тот самый чай. Хозяин взялся за пульт телевизора – я уж начал бояться, что сейчас нам будет предложен фильм про детство и юность Спинозы, но, слава Богу, пронесло: он просто предлагал нам посмотреть телевизор, и мы, поблагодарив, отказались. Может, зря, поскольку нас тотчас попросили спеть что-нибудь этакое народное. Мы взяли гитару. Решено было исполнить «Купалинку» [слушать ЗДЕСЬ и в фолк-рок-обработке ЗДЕСЬ или попсовый вариант ЗДЕСЬ] - я рассказал, о чем эта песня, что это за праздник, и почему эта песня такая невеселая.
Выслушав нас с неподдельным интересом, хозяйка с одобрительным смехом сказала, что мы поем, как казаки. Она даже вышла из-за стола, чтоб проимитировать танцевальную присядку: «У! у! у!».
Мы все недоуменно переглянулись между собой и начали спрашивать друг друга, кто что понял из сказанного ей. Все поняли одинаково. Раньше даже суровые финские парни впадали в кратковременную депрессию, а у настоящих испанских мачо проступали слезы от прослушивания этой песни. А тут - "казаки", ёлки!!!
- Да нет, что вы! Нет ничего общего у этой песни с казаками.
- Хм, - на секунду задумавшись сказал хозяин. – А может в этой песне есть еврейские мотивы?
Тут нас всех переклинило окончательно...
Хозяева, торопясь, вышли из-за стола и сказали, что они на несколько минут отлучаться к соседям, и что у нас есть немного времени побыть одним, после чего они доставят нас в общее место сбора группы участников встречи.
Сразу после того, как хозяева ушли, мы несколько секунд, молча, смотрели друг на друга. После же, словно по команде, все разразились таким смехом, что можно было подумать, что это были вовсе не пампушки, а те самые волшебные пирожки, о которых меня предупреждали мои читатели ранее. Просто до боли в животе и судорог в челюстях.
Когда вернулись хозяева, то, естественно, мы резко успокоились и взяли себя в руки. Однако покраснение лиц и выпятившиеся вены на лбу мгновенно скрыть невозможно. Пришлось сказать хозяевам, что мы смеялись потому, что одна наша спутница подумала, что «смотреть дом Спинозы» на местном языке означало «Смотреть дом Деда Мороза». Теперь начали смеяться и они.

Минут за 15 до полуночи, нас доставили в здание по всем признакам соответвующее залу ритуальных услуг. Коробка их темно-серого кирпича, узкие щелевые прямоугольные окна от самого пола до потолка. Один простенький орган и более никаких «стационарных» религиозных атрибутов, кроме тех, что уставили по «обряду» Тезе (характерный крест, пару византийских иконок, оранжевое полотно и много зажженных таблеточных свечей). Молодежь сидела на полу и уже пела «Bless the Lord my soul» - кстати, очень проникновенное песнопение, мне очень нравится.
Вот, наконец, отсчитали последние десять секунд уходящего года, радостно захлопали, затопали, завизжали. Все вывалили на улицу смотреть на фейерверк. Это было что-то! В новогоднюю ночь голландцы поджигают какой-то мусор. Много огня, невероятный шум от взрывов: некоторые штуки размером с литровую банку взрывались так, что становилось реально страшновато – особенно если учесть, что некоторые эту штуку бросали под припаркованные машины, в реултате чего звук получался, как снарядом по броне, и от чего машина начинала заметно покачиваться. Густое облако дыма от пороха, характерный запах, вспыхивающее зарево огня над домами… – кино и немцы, одним словом!
Был еще общий сладкий стол, но мы в нем как-то не особо участвовали. Мы собрались все вместе и делились своими рассказами о том, кто как встречал новый год со своими хозяевами. Наш рассказ о ночном паломничестве к дому Спинозы был вне конкуренции, конечно. Хотя претендентов на первое место хватало.
Когда пальба немного утихла, начались презентации: делегации из разных стран пытались красивым эффектным образом подчеркнуть свое присутствие. Кто-то это делал песней, кто-то танцем, кто-то тем и другим одновременно. Были, конечно, и еще какие-то варианты. Но тут на сцену вышли наши семинаристы, для которых развернули экран и поставили мультимедийный проектор. Они показали слайд-шоу о наших духовных школах с соответствующими комментариями. Казалось, что для разбушевавшейся в праздничном дурачестве толпы молодежи это было заранее проигрышным вариантом. Но нет, все утихли до приемлемого уровня и внимательно слушали. Правда, наши немного передержали. Другая, «минская» часть нашей группы хотела спеть какую-то песню на родной мове, но уже не успела.
В четыре утра за нами приехали. На этом сей дивный праздник закончился, и мы, умиротворенные, отправились спать.

Вот так я провел новогоднюю ночь.
Tags: жесть, из жизни
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 73 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →