fr. Sergy Lepin, D.D. (serge_le) wrote,
fr. Sergy Lepin, D.D.
serge_le

Category:

Только им не понять

Когда ты маленький, то мир, как всем известно, кажется добрым. Когда ты чуть-чуть подрос, но еще по-прежнему мал, то мир видится преисполненным зла. Ты начинаешь мнить себя донкихотом и бросаешься на все мельницы, которые кажутся тебе источниками зла. А таковыми тебе кажутся они все…
Пока еще всё просто и понятно: правда и ложь, добро и зло в твоих глазах отличаются так же явно, как черное отличается от белого. Быть донкихотом в шестнадцать – это нормально.

Идут года, и ты становишься еще немножечко старше. Ты обнаруживаешь, что в мире существует еще и серый цвет, и не просто серый, а множество его вариантов: один серей другого, но далеко не всякую разницу ты способен различить на глаз. Ты слазишь со своего Росинанта и терпеливо ждешь: когда же перед твоими глазами появится что-то безоговорочно черное – ведь тогда ты уж точно не промахнешься!
А годы все идут…

Ты, наконец, понимаешь, что мельницы – это всего лишь вентиляторы, на которые кто-то нехороший набрасывает известную субстанцию. А у этого нехорошего, в свою очередь, тоже не все так просто в жизни…

Ты в шоке, но теперь ты знаешь, что кроме оттенков серого есть еще и то, что называют цветами радуги. И с какого боку они тут – совершенно не понятно. Значительная часть жизни уже прожита, и внесение всей этой многоцветности в твою теорию добра и зла обернется для тебя непредсказуемым ничто. Поздно, слишком поздно! Правда, оно поздно уже было тогда, когда ты родился: земная жизнь слишком мала, для того, что бы судить.
Теперь ты уклоняешься от односторонних суждений, одномерных оценок и категоричных высказываний. Временами даже твоя лень начинает мимикрировать под осторожность. Иногда тебя грызут подозрения, и ты обвиняешь себя в предательстве идеалов и пораженчестве – особенно тогда, когда твои дети говорят тебе, что с Росинантом нужно что-то делать, ибо он стар, болен и много жрет, когда ты кряхтишь на внуков, что те берут твои доспехи без спроса и катаются на мельницах, ведь это же чертовски опасно!
Там-сям ты то и дело слышишь, что зло будет уничтожено: они, мол, еще покажут всем кузькину мать. А тебя это пугает. Инстинктивно. Почему? Нет ли в этом какой-нибудь угрозы для тебя лично? Не посягает ли это на тебя, на твою жизнь, на твою свободу?

Ты всегда знал, что борьба со злом чревата опасностями. А вот то, что бороться со злом еще не значит быть на стороне света – не всегда. Может и знал, но просто не заострял внимания. Юность – это когда всё знаешь, просто не придаешь значение.

И вот тебе уже столько лет… Теперь, мальчик, ты стал совсем взрослым и хочется верить, что у тебе еще все впереди, и под этим всё подразумеваются не только болезни и печали. Ты веришь, что однажды тебе опять всё станет понятным и простым: мир опять разделится на черное и белое, и между приемами лекарств у тебя будет время поразмыслить над тем, таков ли он изначально, или ты просто его так удачно сконвертировал. Конечно, кто-то скажет, что старик, то бишь ты, совсем выжил из ума. Но ты-то ведь знаешь, что это не так: ведь между черно-белым и бело-черным есть разница. Только им и не понять.

Только. им. не понять...
Tags: разное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments