April 17th, 2021

Ноль слов о священстве

Я не знаю, как оно будет дальше, но в истории моей приходской жизни – которой уже более 20 лет – меня окружали хорошие люди. Процентов девяносто пять прихожан точно лучше меня. Оставшиеся пять, по логике известной молитвы перед Св. Причащением, тоже лучше, но это уже не очевидно, и в это мне, признаюсь, приходится только верить.
У меня было масса поводов почувствовать именно себя слабым звеном. И самый основной из них – исповедь. Я здесь не думаю в первую очередь о тех, кто кается за недостаточно постный майонез или растительное масло в пятничной каше… Я – о другом.

Священник – он, конечно же, совсем не посредник между Богом и людьми, «Ибо един Бог, един и посредник между Богом и человеками, человек Христос Иисус» (1Тим.2:5). Но он является… своего рода проводником.
Слово «проводник» - оно такое многозначное!
    • Оно может обозначать человека с определенными обязанностями в общественном транспорте. Да, священник – проводник на Корабле Церкви.
    • Слово «проводник» может обозначать человека, который показывает дорогу и обеспечивает необходимый уровень безопасности на маршруте. Священнику, конечно же, надлежит вести людей за собой в Царство Небесное…
    • А может это слово еще обозначать и… часть электрической цепи, материал, через который проходят заряженные частицы. Проводники должны соответствовать определенным требованиям по емкости, сопротивлению – в зависимости от схемы цепи… В общем, священнику нужно обладать достаточной степенью «проводимости»: нужной чистотой «сплава», допустимой «температурой», подобающим «агрегатным состоянием» и способностью «накапливать» благодать, а не жир. Иначе плохой проводник в цепи и сам разрушается, и другие узлы и агрегаты может вывести из строя. А еще и хату спалить… Чувствую запах горелой проводки...



Господь, тем не менее, отказался от идеи установить «сверхпроводники», не возжелав наделить священством святых ангелов вместо несовершенных людей. Почему? Кажись, Златоуст отвечает на этот вопрос так: для того, чтобы священники были понятными для грешников, и чтобы грешники были понятны для священников.
В этой мысли есть много вдохновляющего и обнадеживающего – особенно для меня лично! Но вот незадача: одни священники настолько круты, что им можно ангелов исповедовать (просто ангелы стесняются и боятся), другие – не понимают и не принимают грешников, а третьи сами просто не понятны грешниками и не принимаемы ими…

Со мной все ясно, но, кажись, проблема вырисовывается значительно больше…