April 5th, 2021

Возьми крест свой

Откройте и прочтите 10 главу Послания к Еврееям. В эпоху Ветхого Завета иудеи приносили свои жертвы Богу во всесожжение. Но эти жертвы не спасали, не освящали, не делали приносящих их совершенными – ибо «кровь тельцов и козлов не уничтожает грехи». Спасающей, освящающей и примиряющей с Богом является только Жертва Христова, с бесконечным запасом покрывающая все грехи человечества. Таким образом, Ветхозаветные жертвы лишь служили выражением желания спасения и приготовлением к нему – т.е., по своей сути они являлись лишь прообразом и предуготовленные к жертве Новозаветной. А жертвенники, на которых приносилась жертва, служили прообразом Креста Господня, на котором пролилась уже кровь не животных, а Самого Господа.

1.
Иудейские старцы объясняли символическое значение жертвенника через слова, начинающиеся на каждую из четырёх букв, составляющих еврейское слово «жертвенник» — מִזְבֵּחַ (мизбеах):
    a) מְחִילָה (мехила, «прощение») — у жертвенника всякий молил о прощении и искал примирение с Богом;
    b) זְכוּת (зхут, «заслуга») — перед жертвенником человек выражал свою благодарность Богу;
    c) בְּרָכָה (браха, «благословение») —жертвенник, мыслимый в качестве видимого знамения Божественного присутствия, был местом, подле которого искали благословение Бога; и вместе с этим жертвенник сам является местом, где верующий сам благословлял (славословил) Господа.
    d) חַיִּים (хаим, «жизнь») — жертвенник указывает путь к жизни вечной, праведности и истине.

Почему нет? Отличное толкование! Его можно даже развить и продолжить. Цифра «четыре», четыре буквы – это тоже прообраз и, как Вы догадались, прообраз именно Креста. Крест – это соответственно выше определенной семантике:
    a) Средство примирения Бога и человека, поскольку Бог примирил нас с Собою «через Него [Иисуса Христа], Кровию креста Его, и земное и небесное. И вас, бывших некогда отчужденными и врагами, по расположению к злым делам, ныне примирил в теле Плоти Его, смертью Его, [чтобы] представить вас святыми и непорочными и неповинными пред Собою» (Кол.1:20-22)
    b) Истинное благодарение, поскольку мы творим Евхаристию (греч. εὐχᾰριστία — «благодарение», «спасибо»), которая есть приобщение ломимого Тела и излиянной за многих Крови – где? На Кресте!
    c) Благословение – источник всякого блага и разрушение зла. По слову пророка Исайи, «Он [Спаситель] изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелились. Все мы блуждали, как овцы, совратились каждый на свою дорогу: и Господь возложил на Него грехи всех нас» (Ис. 53: 5–6). Говоря словам св. Андрея Критского, «Иисус, Сын Божий, пременил нам проклятие в благословение. Крест уже не есть более предмет проклятия; проклятие пригвождено ко Кресту; Христос уничтожил проклятие и низвел на нас благословение».
    d) Древо Жизни Нового рая, вкушая от плодов которого мы живет вечно. Согласно св. Иоанну Златоусту, «Крест Христов есть древо бессмертия, семя нетления, корень правды, росток целомудрия, цвет девства, роза вдовства. Крест — оружие мужества и крепость воздержания, Крест — основание веры и устой благочестия, Крест — светоч богопознания и отмена приговора, Крест — изгнанных возвращение и пленных освобождение, Крест — заблуждающихся обращение и падающих восстановление, крест — спасаемых сила и изнемогающих исцеление, Крест — праведных преуспеяние и мучеников дерзновение, Крест — апостолов проповедь и пророков радование, крест — учителей наставление и иноков похвала, Крест — венец мира и проповедник согласия, Крест — небесных и земных соединение и преисподних попрание, Крест — твари освящение и небесных благ дарование, Крест — празднующих торжество, залог усыновления и Царства Небесного наследование. И что всего замечательнее, Крест — величайший символ любви к нам Бога и Отца — есть вместе с тем и свидетель божественного послушания до самой смерти со стороны Сына и показатель мудрости Духа. На Крест вознес Господь Свою плоть, чтобы показать плоть нашу возвышаемой и смерть низложенной. Крест ночью светится, днем испускает лучи, души делает ясными, бури зол утишает, супружества скрепляет, сирых питает. Это — грань божественного попечения о нашем спасении, это — великая победа креста, это — трофей, воздвигнутый страданиями, это — венец праздников. Крест — сокровище Ветхого Завета, дорогая жемчужина Евангелий, многоценный венец Царства, превосходящий всякое слово и разумение…».



2.
Еще раз: жертвенник есть прообраз Креста. И здесь я обращу ваше внимание еще на одну деталь, которую вы, возможно не замечали. Ветхий Завет выражает явную нарочитую озабоченность местоположением жертвенника. Вот читаешь про все эти «локти» и заунывные перечисления того, что на каком расстоянии и от чего должно находиться, и невольно подумаешь: зачем всё это, когда ж уже сюжет будет развиваться дальше? А зря. Нет ничего в Слове Божием напрасного.
Например, в Храме Соломона большой Жертвенник всесожжения стоял в центре внутреннего двора («Двора священников»), напротив входа в Притвор. Такое место было определено Божественным повелением, и только нечестивый иудейский царь Ахаз передвинул жертвенник для того, чтобы расчистить место для своего бешенного языческого креатива. Жертвенник истинного Бога был смещен, а на его месте был размещен жертвенник по образу видимого царем языческого жертвенника в Дамаске – увы, не всем туризм и увлечение религиоведением идет на пользу…

Храм Соломона был разрушен, а сами евреи оказались в вавилонском плену. Спустя многие годы евреи вернулись на свою родину и под предводительством Зоровавеля начали отстраивать свой храм, но прежде всего они попытались воссоздать\реконструировать жертвенник для всесожжений. Есть мнение, что еще до разрушения Храма Соломона царь Езекия не только разрушил жертвенник Ахаза, но еще и передвинул на положенное место жертвенник Истинного Бога. Но это не точно. При строительстве Второго Храма иудеи имели четкое намерение восстановить жертвенник в правильном месте, но… что-то пошло не так, и в итоге жертвенник был отстроен левее центра – возможно на месте, на которое его в свое время передвинул Ахаз. Наверное, так случилось потому, что в результате пятнадцатилетнего простоя, вызванного вавилонским предписанием прекратить стройку из-за происков самаритян, была утрачена первоначальная идея проекта, или прорабы, являющиеся злейшими врагами архитекторов, решили, что «так будет красивше»… А может, и в этом было какое-то предзнаменование для иудеев: «ваши жертвы еще в допустимых границах, но уже всё левее и левее»…

Друзья, в общем, жертвенник должен быть на своем месте! И теперь от этой ветхозоветной «топологии» жертвенника нужно перейти к новозаветной. Мы тоже вчера вынесли вынесли крест на середину храма не случайно – это призыв подумать над тем, какое место в нашей жизни занимает Крест Господень. Крест должен занимать в ней центральное место: не сбоку, не за, не перед, а именно в центре и при этом еще на определенной дистанции от всего остального. Кресту нужна святость – исключительная выделенность, непричастность, пространство, никакой узости и тесноты!
Однако поклоняющиеся Богу в духе и истине должны понимать, что, Он, «Господь неба и земли, обитает не в рукотворных храмах» (Деян.17:25) и, если это так, то, очевидно, и нашим искомым центром для Креста является наше сердце, наша душа. Христос говорит нам сразу в четырех Евангелиях: «Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною». Подчеркиваю, красным: сказано «крест свой», а не Крест Иисуса. Неужели мы имеем два креста?
Нет!

3.
У Креста Иисуса, как у истинной медали, есть две стороны. С одной стороны – Господь, умерший за грехи всего мира, Ранами Которого мы исцелились, Кровью Которого мы омылись. А с другой стороны – «спаси и сохрани», место, зарезервированное для каждого взыскующего Жизни Вечной. Апостол Павел пишет: «Я сораспялся Христу, и уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал.2:19-20). Не распялся, как Христос где-то, а именно сораспялся и вместе с Ним, чтобы вместе с Нем и в Нем совосстать, совоскреснуть. Господь приносит себя в жертву, но и мы, если принимаем эту жертву, должны принести жертву – какую? Жертва Богу – дух сокрушен (см.: Пс.50:19)… Наша жертва заключается в готовности принять Жертву Христа, которая делает Крест Господень нашим собственным крестом.
Иудеи приносили на жертвенник животных, лишенных какого-бы то ни было изъяна или недостатка. В Новом Завете уже Сам Господь, безгрешный и непорочный, приносит Себя в Совершенную Жертву. А от нас требуется нечто противоположное: нам предлагается сораспяться, пригвоздить свои страсти к Кресту, положив их тем самым на жертвенник, где они и сгорят в огне Христовой Жертвы.
Это не значит, что мы соискупители – это значит, что мы таким образом искупляемы. Мы садимся в метро и едем к нужной нам станции, мы не являемся соводителями. Наша готовность принять правила перевозки пассажиров, спуститься в под землю и занять определенное место в вагоне не делает нас «сомашинистами» и никак не объясняет то, что поезд двигается. Он двигается для того, чтобы мы могли быть здесь.

Крест один, как един Господь и Его Жертва. Именно поэтому отрекающийся от своего креста, тем самым отрекается от того Креста, на котором был распят Господь.

4.
Теперь, уже в заключении, давайте опять вернемся к тому, с чего мы начали: с символическому истолкования числа «четыре». Нам нужно будет опять обратиться к Ветхому Завету и иудейской мудрости. Смотрите.
Господь не только «нормировал» установку жертвенника Своим Откровением – Он еще и свидетельствовал о том, что… «все ОК». Истинность, подлинность жертвенника доказывалась четырьмя знамениями.
    a) Несмотря на постоянный огонь и температуры, которые иногда были экстремальными для материалов, из которых был сооружен жертвенник, сам жертвенник не повреждался и сохранялся в «mint-состоянии». Ни фурнитура из металлов, ни сами камни не разрушались.
    b) Хотя жертвенник и был расположен под открытым небом, дождь ни разу не потушил на нём священного огня.
    c) Дым от всесожжений всегда поднимался от жертвенника вертикально к небу, «стоял столбом» и его не относило ветром ни при какой погоде.
    d) Дым не имел запаха горелой плоти и, напротив, «органолептические показатели» обстановки описывались как исключительно благодатные.

Думаю, тут мораль для каждого лежит на поверхности, и никому не составит особого труда «пересчитать» ситуацию с христианским коэффициентом.
    a) Наш крест должен быть цельным и неповрежденным. Наше исповедание с формальной, качественной, «материаольно-догматической» стороны не должно разрушаться в процессе развития или, наоборот, стагнации религиозного опыта. Только камень и металл! Никакого пластика!
    b) Чтобы ни случилось, огонь нашей веры, как чего-то личного, интимного и неформального, не должен угаснуть - ни в радости, ни в горе. Огонь должен гореть, пожирая зло и осве(я)щая все вокруг, соединяя в своем естестве Божественное и человеческое.
    c) Крест должен стоять… «ровно». Иногда правая (с качественной стороны) и сильная (с количественной) вера превращается в чертовщину. Вроде, человек и аскет нехилый, и степень богословскую имеет, и в ересях не замечен, но… лучше было бы для него и окружающих, если бы он пил.
    d) Крест, который установлен правильно, делает человека лучше. Он не может не сделать его лучше.

Но на практике часто бывает другое: «Был человеком, но стал православным»:  нет больше друга, коллеги, семьянина. И более того, такой «верующий», став токсичным, начинает отравлять всё вокруг себя. Учение Христово становится пугающим и отталкивающим на его примере. Начинает пахнуть горелым – адом… В общем, друзья, как бы нас не вдохновляло и не штырило, у нас не должно пригорать…

А посему держите Крест и сохраняйте спокойствие! Аминь.