February 16th, 2021

О богоприимстве

Согласно Евангелию от Луки (Лк. 2:22-40), на сороковой день после Рождества Христова, «когда исполнились дни очищения их по закону Моисееву», Мария вместе с Иосифом пришла из Вифлеема в Иерусалим ко храму Божию, принеся младенца Иисуса. По закону Моисееву (Исх. 13:1-2,11-16), родители должны были приносить в храм для посвящения Богу своих первых сыновей на сороковой день после их рождения. При этом полагалось в благодарность Богу принести жертву. В случае с малоимущими Марией и Иосифом жертвой оказались два птенца голубя.
В Иерусалимском храме Святое семейство встретил праведный Симеон. Писание говорит, что ему было «Предсказано Духом Святым, что он не увидит смерти, доколе не увидит Христа Господня» (Лк. 2:26). Традиция отождествляет Симеона с одним семидесяти двух учёных переводчиков, которым египетский царь Птолемей II поручил перевести Священное Писание с еврейского на греческий язык, в результате чего и появился так называемый перевод Семидесяти (Септуагинта). Т.е., на момент описываемых событий старцу было более 300 лет…
Об инциденте, приведшем Симеона к такому экстремальному долгожительству, поговорим в другой раз. Сейчас я сконцентрируюсь на иных деталях.

Как вы думаете, сколько раз у Симеона за это время было возможностей разочароваться как в Церкви так и в Израиле? Представляете, сколько он за три с лишним столетия насмотрелся своими глазами, начитался в новостях, наслышался от соседей – о священстве, об элитах, о нравах народа? Что только ни происходило с этим Святым Местом – вплоть до языческих осквернений! Но Симеон все равно здесь – водимый Духом Святым, ожидает грядущего Спасения, а вместе с ним и – вожделенной смерти…



Правильная мотивация – это та, что изнутри. Если приспичило, то вы, при определенных обстоятельствах, пойдете и к сельскому стремному стоматологу, у которого бормашина еще с педальным приводом – не потому, что он вас радостно встретит и приласкает, а потому что у вас просто капец, как болит. И даже если вас облают сначала в регистратуре, а потом еще и километровой очереди, то вы все равно будете держаться за возможность находиться здесь. Вы не будете никому назло и из принципа терпеть свою собственную боль.
Или если вас в вашей же квартире обидел управдом или почтальон, вы ж не бросите в них ключи от двери и не метнетесь искать себе другое жилище – это же ваш дом, а не их! Вы здесь не потому, что они из себя все такие милахи и пушистики. Можно, конечно, назло бабушке и дальше отмораживать себе уши, или сходить к проктологу, потому что он добрее, и у него очередь меньше, но это… контпродуктивно.
Думаю, что Симеона называют Богопримцем не просто потому, что он принял на руки Богомладенца. Уверен, что его богоприятие нужно толковать значительно глубже. Младенец на его руках – это видимая сторона его подвига, заключительная и главнейшая его часть, его награда.

У талмудистов есть утверждения, согласно которым гоям к народу Израиля нельзя было присоединиться во времена Давида. Нельзя будет к нему присоединиться и во времена Мошиаха. Дескать, к Народу Божьему можно присоединиться только между двумя этими событиями: тогда, когда ему больно и плохо. Очень такой выразительный образ! Давайте транспонируем его.
В самом деле: чего будет стоить наша вера и обращение, когда Господь явится во Славе Своей, если мы предварительно презрели Его в скорби пригвожденным ко Кресту. Для христиан время распятия Церкви и есть время Мессии. В исчислении и наблюдении этого скорбного времени есть объективная и субъективная сторона: есть периоды открытых внешних гонений, а есть периоды аутоиммунных разрушений (в) Церкви. Есть такие сроки, относительно которых многие говорят, как о вырождении и деградации, а есть и лично, субъективно переживаемые моменты трагедии, пусть даже и на фоне статистического благополучия, которые не передать и не описать тем, кто их не чувствует. Но суть везде одна: самоизгнание и отречение: как жена уходит от заболевшего мужа, или как муж - от постаревшей жены, как друзья и коллеги отрекаются от обедневшего товарища...

Церковь – это не сам патриарх, не сам митрополит, епископ, настоятель, игуменья или бабушка Яга из свечной лавки. Все перечисленные так же, как и вы, сидят в очереди и дожидаются своего приема в «больнице». Церковь – это все мы вместе взятые во главе с Иисусом Христом. Церковь – Дом Божий, а не мой личный или кого еще иного из духовенства. И этот Дом принадлежит всем нам вместе взятым, коль скоро мы Дети Божии и все причисляемся к Его Наследию через веру и крещение. Не спешите бросаться ключами и помните то, о чем читали еще в детских сказках: иногда чтобы получить принцессу, нужно поцеловать жабу.