February 1st, 2021

Про заборы

Спор об Иоанне Златоусте разделил не только Поместные церкви, но он разделил и саму Константинопольскую общину…

После изгнания и низложения Златоуста на константинопольский престол был возведен святой Арсакий (ум. 405), брат св. архиепископа Нектария, возглавлявшего константинопольскую кафедру с 381 по 397 год.
Арсакий до своего избрания был священником в Константинополе и принадлежал к числу видных противников Иоанна Златоуста, сыграв непоследнюю роль в его осуждении под Дубом.
По свидетельству Сократа Схоластика, Арсакий отличался особенной кротостью и мирно управлял своею паствою. Созомен же писал противоположное: «во время его архиепископства в столице империи были гонения на сторонников Иоанна Златоуста, причиной гонений был раскол. Сторонники Иоанна Златоуста прекратили молитвенное и евхаристическое общение с Арсакием и проводили свои отдельные молитвенные собрания на окраине города. Арсакий, почувствовал себя униженным, пожаловался императору. Император послал войска для разгона молящихся. Трибун, получив повеление от императора, напал с воинами на собравшихся, и простых людей разогнал палками и камнями, а тех, кто был познатнее и ревностнее привержен к Иоанну, заключил под стражу. При нападении на собрание верующих женщины чрез насилие были лишаемы украшений: одни воины отнимали у них ожерелья, золотые пояса, шейные цепи и браслеты, а другие вытаскивали из ушей, вместе с оконечностями их, серьги. В городе настала атмосфера страха, улицы опустели: собрания прекратились, одни люди прятались по домам, а другие совсем бежали из города»…
В принципе, версии Сократа и Созомена не исключают друг друга: можно быть человеком большой кротости и молитвенности, и при этом еще и… гонителем. Вспомним: даже Торквемада — основатель испанской инквизиции и первый великий инквизитор Испании — был серьезным аскетом.
Версия Созомена, увы, подтверждается самим Златоустом, который в своём письме из изгнания таким образом отзывался об Арсакии: «Слышал и я об этом шуте Арсакие, которого императрица посадила на кафедру, что он подверг бедствиям всю братию, не пожелавшую иметь с ним общение; многие таким образом даже умерли из–за меня в темнице. Этот волк в овечьей шкуре, хотя по наружности епископ, но на деле — прелюбодей, потому что как женщина, при живом муже живя с другим, становится прелюбодейцею, так равно прелюбодей и он, не по плоти, но по духу, еще при моей жизни восхитил мою церковную кафедру».

Были среди последователей Златоуста не только пресвитеры и миряне, но и епископы. Один из них – св. Палладий Еленопольский. Его вполне можно считать образцом дружбы и покровителем этого рода взаимоотношений. Он, рискуя всем, мужественно встал на защиту своего друга и учителя, опровергая ложные обвинения в его адрес, и в 404 году сам был изгнан. Палладий был вынужден скрываться в разных местах, пока в 405 году не оказался в Риме.
Император Западной Римской империи Гонорий присоединил Палладия к посольству, отправленному к восточному императору Аркадию с ходатайством о святителе Иоанне. Посольство оказалось безуспешным, а сам Палладий был арестован и сослан в Сиену, откуда после смерти Аркадия был отправлен в Антиною. Через четыре года он таки возвратился на свою кафедру, где по просьбе придворного сановника Лавса и составил книгу, названную в честь последнего «Лавсаиком». В сем произведении Палладий описал подвиги и чудеса современных ему преподобных Египта, Сирии, Месопотамии, Галатии, Каппадокии и Рима, со многими из которых он познакомился лично за время своих странствий.

В другой своей книге под названием «Диалог Палладия, епископа Еленопольского, с Феодором, Римским диаконом, повествующий о житии блаженного Иоанна, епископа Константинопольского, Златоуста» он отзывался об Арсакии следующим образом: «… Арсакий, брат блаженного Нектария, возведенный на место Иоанна, мужа, посвященного в истину, человек более безгласный, чем рыба, и более бездеятельный, чем лягушка... нарушив клятву на Евангелии и прожив еще четырнадцать месяцев, умирает. Ибо он клятвенно обещал брату Нектарию никогда не принимать епископской хиротонии, когда тот порицал его за нежелание идти в Тарс, поскольку он предвидел обстоятельства своей смерти. Причиной же его клятвопреступления было, прежде всего, тщеславие, из-за которого он домогался, как мог бы кто-либо сказать, жены брата, а затем и стыд перед обличениями брата, пророчески обращенными к нему»…

Память св. Палладия празднуется 25 февраля.
Память свт. Арсакия – 11 октября.

Как мы видим, заборы, разделяющие нас здесь, на земле, не смогли разделить этих святых на небе. Неразделимость Церкви не всегда очевидна, поэтому в нее, в неразделимость, как и во все другие свойства Церкви, нужно верить.
А где-то там на небе есть еще и неразделенная Беларусь… Я в нее тоже верю.
Вси святии, молите Бога о нас!