?

Log in

No account? Create an account

June 11th, 2018

В предыдущем посте мы с вами немного поговорили о вероятности и предопределенности в природе, а сейчас стоит сказать пару слов о свободе воли. Если вы когда-нибудь изучали этику, то наверняка слышали о том, что представляет собой проблема свободы воли человека.

Если упрощенно, то одни (детерминисты), как правило, вслед за физическими детерминистическими концепциями, утверждали, что человек несвободен: всегда и везде его выбор определяется множеством факторов, начиная от наследственности и кончая положением звезд. Как в природе всё определяется законами, условиями и влияниями, так и в духовной жизни все происходит точно так же. Видимая вариативность выбора, если она и есть, также предопределена, как предопределено поведение крысы в лабиринте: она может пойти в одну сторону, а может – в другую или третью, но она не может быть вне лабиринта, пойти непредусмотренным путем или остаться на месте, поскольку изначально для нее определен список всех возможных вариантов и вытекающие из их последствия... Впрочем, так же, как и тебе вряд ли предстоит решение страшной дилеммы: объявлять войну Швеции, или нет.

Сущностно и применительно к нашей проблеме не так уж и важно, куда ты пойдешь в лабиринте, если ты там оказался не по собственной воле. Никто не спросил тебя, хочешь ли ты родиться, когда, где, кем ты хотел родиться, как, каким «скиллом» хотел прожить свою жизнь и где встретить свою старость и смерть. И потом за это краткое мгновение, имя которому Жизнь, тебя еще и в ад засунут –против твоей воли и навечно. Все в жизни человека предопределено так же, как предопределенно происходят химические реакции или физические явления. Ничего личного.

Оппоненты этой точки зрения (индетерминисты) предполагают обратное: человек свободен, поскольку всегда и везде он может произвольно реагировать даже на те обстоятельства, которые он не выбирал или которые он объективно не в силах изменить. Например, приближение смерти нельзя отвратить, но реакция на это приближение может быть полностью свободной, а если она несвободна, то, значит, человек, совершенно свободно отказался от свободы ранее на несколько ходов -- в прошлом.
Пример. Если ты свободно сбросишься с крыши, то ты уже будешь не свободен вернуться на карниз. Но это не предопределённость, а результат свободного выбора, который был осуществлен тобою до прыжка. Выбор иногда может даваться только один раз, но он обязательно есть или был. А потом по результатам этого выбора происходит дальнейшее квантование твоей жизни с новыми альтернативами. У тебя есть пару секунд до соприкосновения с землей, а это значит, что твоя недолгая оставшаяся жизнь сохраняет свою вариативность, пусть и в ограниченном диапазоне. Вспомним о двух распятых разбойниках. Совершенно очевидно, что за время их жизни на кресте у них не было ни малейшей возможности поступить в институт или слетать на Сейшелы, но для них были предусмотрены другие альтернативы. Или, как минимум, одна: принять или не принять Христа.
Своими грехами в прошлом (и добродетелями, в принципе, тоже)  человек свободно сокращает список альтернатив в будущем (или качественно смещает их диапазон), но он по-прежнему остается полностью свободным. Полнота свободы в таком случае, как может показаться, вариативна: есть полнота ведра, а есть полнота наперстка, но эти условные емкости являются совершенно одинаково полными, поскольку нельзя быть полными по-разному. Все полноты изоморфны. Невозможно быть немного полным и немного свободным  - так же, как нельзя быть немного беременной.

Вопрос о свободе и предопределённости – это, если вы заметили, и вопрос о вменяемости человека. Разве можно судить невменяемого? Или осуждение – это просто ордер на принудительную изоляцию?

Так как в свое время возникал соблазн переноса идеи классического физического детерминизма в область морали, так и нынче возникает большое искушение попытаться перенести принципы квантового индетерминизма в границы нравственных учений. Некоторую новизну в этот замшелый спор моралистов сегодня вносят физики и математики.

В диссертации своего коллеги и друга о. Александра Лешкевича (он и есть математик) я прочитал об одной интересной теореме, которая так и называется: теорема о свободе воли. Она принадлежит Джону Конвею и Симону Кохену -- оба профессоры Принстонского университета. Звучит она приблизительно так: «Если экспериментаторы обладают свободой воли, то поведение исследуемых частиц не предсказуемо». В дальнейшем, они усилят свою позицию и докажут, что «если человек, совершая эксперимент, свободен в выборе направления ориентации устройства, которое измеряет квантовые характеристики частицы, то результат, или «ответ частицы», не будет определяться всей предыдущей историей вселенной».
Как мы уже выяснили ранее, поведение исследуемых частиц непредсказуемо, следует ли из этого то, то экспериментатор обладает свободой воли? Если теорему сформулировать не как импликацию, а как эквиваленцию, то да, обладает. Но возможна ли такая переформулировка? Или экспериментаторы – те же крысы в лабиринте, которые могут заранее и строго определенно получить только два варианта своих наблюдений – как потому, что они сами в прошлом придумали себе такие правила, термины, условия, которые теперь исключают другие альтернативы, так и потому, что они несвободно находятся в конкретном «лабиринте» и ничего с этим поделать не могут?

Теперь насчет самого «лабиринта». Есть еще одна теорема: Общая теорема о свободе воли, которую сформулировал швейцарский математик Антуан Суарес. Данная теорема, согласно о. Александру, говорит о том, что свобода воли человека находится за пределами пространства-времени, поскольку объяснить в рамках пространства-времени нелокальные корреляции невозможно. Т.е., пространство-время не включает в себя целиком физическую реальность, какая-то ее часть, по-видимому, «вылазит» за ее рамки -- как шило из мешка. Неопределенность неопределенностью, но у частиц, оказывается, нет никакого «выбора». Выбор - не забываем! - это метафора. Реальный выбор требует сознания альтернатив, чего нет у частиц. Здесь же якобы «свободный выбор», который совершают частицы, определяется их взаимодействием с сущностями за пределами пространства-времени. Суарес предлагает для них название «джонбеллы» (johnbells) – в честь упоминавшегося ранее нами Джона Белла, который считается первым ученым, доказавшим существование нелокальной корреляции. Получается этакая пост-не-метафизика и детерминистичный индетерменизм: джонбеллы, задающие извне параметры  для событий внутри «лабиринта», или переносящие взаимодействие между частицами, находящимися в пространстве-времени этого «лабиринта», и чем-то иным вне его.

В угоду необходимой мне стилизации, я бы усилил принцип теоремы так: пространство-время не включает в себя ДАЖЕ всю физическую реальность. Что говорить о других реальностях? Хотя, духовная реальность («человеческая», как минимум), возможно, и есть нечто то же самое по своей сути, что и физическая реальность, только лежащее за границами простарнства-времени. Пространство-время, таким образом, делает вещи физическими и, значит, материальными, но как: в силу определения, которое условно, или в силу случающегося качественного перехода от физики к метафизике? Порассуждаем об этом отдельно чуть позже.

А теперь то же, но иначе и в традициях переноса: проблема нашей личной свободы или несвободы значительно больше нашего физического мира. И будет очень прикольно, если она, наша (не)свобода окажется больше и нашего духовного мира.
Хотя, чего удивляться тому, что что-то может быть больше нашей «духовности»?

P.S. Кстати, интересно, на одной из последних проповедей мне довелось упомянуть такое словосочетание, как «духовные ценности». В каком-то моменте в моем мозгу аварийно сработала сигнализация предупреждения об опасности касания политических тем. С чего бы это? Сигнализацию я отключил. Но об алгоритме ее срабатывания призадумался -- да так, что на несколько секунд сбился и потерял основную мысль…

Profile

serge_le
fr. Sergy Lepin, D.D.
Website

Latest Month

July 2018
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031