fr. Sergy Lepin, D.D. (serge_le) wrote,
fr. Sergy Lepin, D.D.
serge_le

Categories:

Вольтериада

А сегодня, дорогие мои, я вам расскажу на ночь одну волшебную историю…
---------

Вольтер… Представитель той эпохи, в которую много говорили о философии, но в которую было так мало философов. И были ли они вообще? Не суть…
О вольтеровском "Раздавите гадину!" (в адрес Католической церкви) слышали, наверное, все. Кощунник до скабрезности и циник до пошлости - он был тем, о которых обычно говорят, что для них нет ничего святого. «Разжигал», как мог. И все "прогрессивно настроенное человечество" возмущалось тем, что Церковь еще смеет быть недовольна и что-то иметь против бедного писателя.
Нет, он не был атеистом. Вольтер – не знаю, может Вы удивитесь – был замечен даже в попытках доказать Бытие Бога. Он верил в того бога, который, будучи началом всего, не имеет никакого отношения к этому миру: не промышляет о нем, не заботится, не слушает молитв, не способен на чудеса… Он ненавидел таинства и всячески глумился над учением Церкви, но при этом он совсем не отрицал значимости религии как таковой: в своем «Философском словаре» Вольтер писал: “Несомненно, в цивилизованном городе бесконечно полезнее иметь скверную религию, чем не иметь ее совсем. Но фанатизм еще хуже атеизма. Мудрые философы могут жить и без религии, но она необходима для черни”. В своем письме прусскому королю он излагал такую просьбу: «Ваше величество, окажите вечную услугу человеческому роду, разрушьте это подлое суеверие. Не говорю: в черни, которая не достойна просвещения… но в порядочных людях»…
Он легко мог говорить о религии «вообще», но когда речь заходила о христианстве, то с ним творилось неладное… В России таких отчитывали немедля. Хотя, В. Гюго полагал, что Вольтер протестовал не против самого христианства, а против лишь злоупотребления им. Размышления о вероятности сего я оставлю читателю. Думаю, тогда во Франции еще не показывали «Южный Парк», и его защитники тренировались на Вольтере…

Но годы брали свое. Девятый десяток, как ни как! Вольтер все острее переживал приближение смерти. Что поделать с эти чувством – особенно тогда, когда веришь в того бога, которому нельзя молиться? Несмотря на то, что после долгих скитаний наступила пора относительного благополучия (в Париже ставят его пьесы, ему аплодируют и им восхищаются, его приглашают на заседания Французской Академии), тревога не покидает писателя. Озабоченный своим грядущим исчезновением, он вступает в масонскую ложу Девяти Сестер. Не помогло!.. В Фернее он даже строит церквушечку, на фронтоне которой написано «Богу от Вольтера»… А все равно не то…
Страх.
Незадолго до смерти, искушаемый невероятной тревогой, Вольтер призывает священника к своему одру болезни и заявляет о том, что хочет умереть верным католиком, и даже пишет прошение о помиловании и снятии с него церковных прещений. Нет, это не было покаянием. Это просто страх - всего лишь страх, который Вольтер пытался заглушить посредством сделок со своей совестью. Позже его слуга напишет в доносе на своего господина: "Подписав, умирающий вдруг подмигнул и прошептал очень явственно: "Но если там ничего нет, эти жалкие три строчки не смогут отменить тысячи написанных мною страниц"…
Более того, когда Вольтеру временно полегчало, он опять взялся за старое. Иерархия поняла, что ее снова «выставляют в дураках». Разразился громкий скандал, и все «пожелания доброго здоровья» от имени Церкви были сторицей возвращены Вольтеру назад.
Но смерть – настойчивая баба. И в таком возрасте она частенько уходит не на долго… Вольтер умолял врачей: «Заклинаю вас: помогите мне, я дам вам половину своего имущества, если вы продлите мою жизнь хотя бы на шесть месяцев; если же нет, то я пойду в ад, и вы последуете за мною туда же». Но что могли сделать врачи? Только взять еще немного денег.
Необходимость опять определиться относительно Бога вскоре вновь возникла перед ним. Он успел написать записку, которая сохранилась до наших дней: «Я умираю, поклоняясь Богу, любя моих друзей, не ненавидя моих врагов, не терпя суеверий». Что на этот раз он имел ввиду вод суевериями – Бог знает. Но не думаю, что что-то хорошее.

Парижский архиепископ отказал Вольтеру в христианском погребении и в праве быть похороненным на любых кладбищах в пределах епархии. Останки покойного перевезли в Шампань, где были нелегально захоронены в старинном заброшенном склепе.
В 1791 году останки были перенесены в Париж, в так называемый Пантеон (!). Там они пролежат относительно не долго, до 1814 года, когда его тело будет просто выброшено, как мусор. Но это будет потом, а пока труп Вольтера положили неподалеку от останков Руссо – которого Вольтер на дух не выносил. Один из самых кровавых и разрушительных переворотов в истории признал их обоих своими отцами, хотя ни тот, ни другой этого переворота не желали. Но благими намерениями дороги известно куда выстланы.

Шла революция…
…«Площадь Согласия была наполнена национальными гвардейцами и сочувствовавшей якобинцам толпой. Людовик XVI поднялся на помост, на котором была установлена гильотина. Он запретил завязывать себе руки. Подойдя к краю помоста, он громким твердым голосом обратился к толпе: «Я умираю невиновным. Молю Бога, чтобы моя кровь не пала на Францию». Барабаны заглушили его речь. Через минуту король Людовик XVI был обезглавлен. Представитель Конвента взял отрубленную голову короля и трижды махнул ею в сторону толпы: «Французский народ, - прозвучал гортанный голос, - я крещу тебя во имя революции и Якова!»…
По всей стране шли массовые казни духовенства и всех тех, кто был неугоден революционерам. Христианство было объявлено вне закона. Запрещено было крестить, венчать, отпевать. Отменен был воскресный день, вместо него полагался выходной в каждый десятый день…Храмы грабились, библиотеки уничтожались. Наступила эра свободы, равенства и братства…

Все было новым: новая страна, новые люди, новая религия. Новое революционное правительство взялось насаждать новую веру: культ богини разума.
Культ. Богини. Разума.
"Одна из церемоний того сумасшедшего времени остается непревзойденной по своей нелепости и безбожию... Двери конвента распахнулись перед торжественной процессией: члены муниципалитета шли в сопровождении музыкантов, распевая гимн во славу свободы. В центре собравшихся была женщина, закутанная в покрывало, - символ их будущего поклонения, они называли ее богиней Разума. Ее подвели к членам конвента, с большой торжественностью сняли с нее покрывало и усадили по правую руку от председателя - все без труда узнали в ней танцовщицу из оперы. ... И этой особе, которая как нельзя лучше изображала собой тот разум, которому они поклонялись, национальный конвент Франции публично воздавал почести…. Коронацию богини Разума проводили по всей стране, где только жители желали показать, что и они уже достигли всех высот революции". Оратор, призывавший поклоняться разуму, утверждал: "Законодатели! Фанатизм уступил дорогу здравому смыслу… Франция отмечает единственное истинное служение - служение Свободе и Разуму… Здесь мы оставляем неодушевленных идолов ради Разума, ради этого живого образа, совершенного произведения природы", "Смертные! Перестаньте трепетать перед бессильными громами Бога, которыми пугали вас. С этого момента нет у вас никакого божества, кроме Разума. Я представляю вам его благороднейший и чистейший образец; если вам нужны кумиры, приносите жертвы только подобным этому. Падите перед августейшим Сенатом Свободы. О, покрывало Разума!"
После этого «богиня» села в роскошный экипаж и в сопровождении огромной толпы направилась в собор Нотр Дам, чтобы, полуголой, в сопровождении других шутов, ряженных под различных божков античности, задницей взгромоздиться на престол. Другие же падали ниц перед ней и воздавали ей божеские почести. Я не буду перечислять все те мерзости, которыми расцветал этот культ – вы без труда найдете это в литературе. Замечу лишь то, что в новую религию обратился даже парижский архиепископ.

Вольтер некогда утверждал, что пройдет сто лет после его смерти и христианство исчезнет с лица земли. Однако все случилось иначе. Пройдет всего пятьдесят лет после смерти Вольтера, и Женевское библейское общество начнет печатать Библию на станке, некогда принадлежавшем Вольтеру, притом в его же собственном доме. Европейский офис Объединенных Библейских обществ и поныне находится там. Думаю, что Вольтер, претендовавший на великое остроумие, по достоинству оценит божественную иронию.

«Доволен ли ты, Вольтер, в своем смертном сне, и блуждает ли еще твоя безобразная улыбка на твоих обнаженных костях?» (А. де Мюссе)…
--------------

Ну, вот, собственно и все. Спокойной вам ночи, дорогие мои читатели! Дайте я вас благословлю и поправлю ваше одеяло…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments